Михаил Мень почти признался, кому обязан карьерным ростом

Министр строительства и ЖКХ Михаил Мень о своей популярности, патриархе, СУ-155, жилье и похоронном деле.

Глава Минстроя России, бывший ивановский губернатор Михаил Мень дал 16 ноября интервью телеканалу «Дождь» (программа Hard Day’s Night).

Для затравки, классический образчик вербальной бессмыслицы того самого Меня каким запомнили его благодарные ивановцы:

«Ну, конечно, у нас есть обращения граждан, это такая серьезная работа – обращения граждан и организаций в наш адрес. И на моей памяти было достаточное количество каких-то обращений, когда мы, опираясь на них, обращались в мэрию Москвы или в другие субъекты для того, чтобы там более внимательно посмотрели на тот или иной объект».

Вопрос одного из журналистов: «Вы человек религиозный, даже до эфира говорили, что общаетесь с патриархом. Вот насколько верна информация, что именно патриарх способствовал вашему назначению на пост министра? Что именно он поговорил с Дмитрием Анатольевичем, и уже после разговора с его святейшеством Дмитрий Анатольевич представил вашу кандидатуру Владимиру Владимировичу на утверждение?».

Мень: «Ну, я не знаю подробностей, но действительно, у нас очень хорошие сложились отношения, так скажем, отношения еще исторические, потому что когда святейший патриарх, еще в советские годы, будучи митрополитом, был в небольшой опале, так скажем, это мне сам святейший рассказывал, то был единственный священник русской православной церкви, который ему написал письмо, которое, естественно, было прочитано соответствующими органами, письмо поддержки. Это был мой отец, и на базе этого у них были очень хорошие отношения, но я не думаю, что как-то в политической сфере здесь какое-то влияние церкви может быть, вообще не готов это комментировать».

Про популярность: «Ну, вы знаете, честно вам скажу, я рейтинги не мерил свои, поскольку у меня нет задачи куда-то избираться и так далее. Но мне кажется, что в деловом сообществе к нашему министерству относятся с уважением. И насколько я знаю, и руководители субъектов Российской Федерации, и бизнес, с которым мы взаимодействуем, считают нас действительно министерством реальных дел, потому что мы за три года все-таки очень серьезно нормативную базу поменяли и серьезно работаем, включаемся вовремя».

Про СУ-155: «На самом деле, если говорить о крупных компаниях, то проблема СУ-155, она очевидная, проблема связанная с неправильно выстроенной экономической моделью. Они выстраивали модель таким образом, что она работала только при постоянном росте экономики в целом. В учебниках первого курса… Не совсем пирамида. Это неправильно выстроенная модель, потому что экономика не может расти, это любой студент первого курса вам скажет, что экономика имеет спады и подъемы, волатильность экономики известный факт. И расчет на то, что всегда будет все расти, потом полупрофильные активы, когда приобретались различные машиностроительные заводы, и все это объединялось в один холдинг, все это в конечном итоге привело к проблемам.

Но мы не могли людей бросить, потому что там порядка 30 тысяч семей могло оказаться без квартир, и сегодня государством, правительством были приняты соответствующие решения, и банк «Российский капитал» санирует, выражаясь финансовым языком, а на самом деле достраивает эти объекты, используя, в том числе и активы группы компаний СУ-155. То есть здесь была неправильная модель управления».

Про саморегулирование: «Вы знаете, что мы большую реформу саморегулирования сейчас проводим, это такая притча во языцех, хотели как лучше, а получилось, как всегда. Хотели уйти от консервативного лицензирования, прийти к саморегулированию. И все это кончилось тем, что саморегуляторы стали друг другу продавать допуски на строительство.

Ну, вот сейчас мы делаем последнюю попытку отреформировать саморегулирование в стройке, и важной составляющей является то, что малый бизнес будет освобожден от взносов в саморегулируемую организацию, вообще от обязательств быть членом СРО, а обязанность только генподрядчика. То есть если твоя компания будет претендовать на какой-то генподряд, тогда необходим допуск в СРО и соответствующий взнос в компенсационный фонд. Вот это, мне кажется, несколько облегчит ситуацию сегодня, именно для небольших субподрядных компаний.

У нас пока очень низка цена репутации в стране. А саморегулирование все зиждется на репутации. Я специально изучал этот вопрос, может быть, через 10–15 лет, 20 лет, не знаю, не могу дать оценку, когда будет высока цена репутации, то тогда, может быть, саморегулирование, во всяком случае, в нашей отрасли, заработает».

Про стандартное жилье: «Дело в том, что нужна вся палитра квартир. И 20 метров нужны квартиры, и 100 метров нужны квартиры, потому что разный подход и абсолютно разные желания у людей. Вы знаете, еще лет пять-шесть назад, мы в городе Иваново открывали новый микрорайон, и когда мне проект принесли, я сказал, слушайте, кто это будет покупать. Они говорят, ну, мы попробуем.

И вот там тоже такие трехэтажные дома, без лифтов, с одной стороны – бюджетные, стандартные, но с очень неплохой внешней инфраструктурой. «Новая Ильинка», по-моему, назывался этот проект, и там появились первые студии. Я зашел и думал, ну кто же это будет покупать? Там студия 22 метра, то есть когда уголок кухонный находится внутри этой комнаты, а потом вдруг застройщики мне докладывают – отбоя нет.

Люди, выпускники вузов, кто приехал работать, если молодая пара, нет еще детей, берут это с удовольствием как стартовое жилье. Это очень важно понимать, то, что должна быть вся палитра квартир».

Про похоронное дело: «Мы ведем этот законопроект. Он очень сложен, и мы его обсуждали очень долго с традиционными конфессиями, потому что это, безусловно, затрагивает их прямые интересы, поэтому процесс согласования был долог и сложен.

Сегодня действительно один вариант был внесен в правительство, потом на площадке правительства договорились, что мы его доработаем, с учетом еще определенных предложений и замечаний. Сегодня мы уже подготовили окончательный вариант, в нашем понимании окончательный вариант, и будем его вносить на площадку аппарата правительства, после всех согласительных процедур будем двигаться в сторону Государственной Думы.

Задача наша – сделать этот бизнес более-менее прозрачным для того, чтобы, во-первых, ввести лицензирование на эту деятельность, это необходимо, мне кажется, второе – то, чтобы регионам дать возможность создать территориальные схемы региональных операторов соответствующих, кто будет заниматься этой темой, для того, чтобы максимально выводить этот бизнес из тени.

Дело в том, что бизнес и так строится на горе людей, и мне кажется, нужно очень внимательно, очень осторожно, трепетно подходить к этой законодательной инициативе, но она очень нужна, мы сталкиваемся с этим. Это, в том числе, и просьба была святейшего патриарха, и других традиционных конфессий, мы ее обсуждали и с иудеями, и с протестантами, и с мусульманами. И я думаю, что эта инициатива, не знаю, в эту сессию войдет в парламент или нет, но мы стараемся все сделать для того, чтобы направить в эту сессию парламента.

Сегодня основная криминальная тема зиждется на том, кто первый сообщит о смерти гражданина в непосредственную ритуальную контору. И вот здесь необходимо делать соответствующий механизм, и мы его предполагаем, для того, чтобы у любого человека было четко, понятно и ясно, как, куда обращаться за этими услугами, тем более в такой трагический момент жизни, когда у людей не очень есть настрой чем-то заниматься таким хозяйственным, бытовым хозяйственным. Помимо этого статус необходим у религиозных кладбищ. Если есть желающие, они, похоже, есть, это частные кладбища, и так далее».

Популярное
Вас заинтересует
Еще новости