ИВАНОВОLIVE

Огонь по штабам Конькова

У бывшего первого заместителя ивановского губернатора, подсудимого Кабанова есть хорошие шансы если не избежать обвинения во взяточничестве, то превратить местный политический пейзаж в пепелище.

В связи с рассмотрением в Ленинском районном суде города Иванова уголовного дела в отношении бывшего первого заместителя председателя правительства Ивановской области Андрея Кабанова, возникают правовые коллизии и на свет достаются скелеты из шкафов, о которых все предпочли бы забыть. Да и забыли, но приходится вспоминать.

Кабанова обвиняют в получении взятки в особо крупном размере. Это тяжкое преступление, за которое ему грозит лишение свободы на срок от 8 до 15 лет и огромный штраф, который он не выплатит никогда.

Подсудимый Кабанов и его защита разыгрывают карту получения не взятки, а добровольного пожертвования на избирательную кампанию по выборам губернатора Ивановской области кандидата Павла Конькова, на тот момент (лето 2014 года) врио губернатора.

Не надо питать иллюзий, это тоже уголовное дело, исходя из того, что доносится из зала суда. Но это дело без реального лишения свободы и со штрафом всего лишь до 500 тысяч рублей.

Выбор для Кабанова очевиден. Правда, это уголовное дело будет уже не только против него. При этом разного рода последствия, включая политические и административные, окажутся просто катастрофическими для действующих крупных руководителей и губернатора Конькова.

Камень преткновения на данном этапе рассмотрения дела о, казалось бы, банальной, хоть и крупной взятке – это какие-то предвыборные штабы. Похоже, судья вообще не понимает, что тут ему пытаются «продать», ведь он приготовился к уголовщине, а вытанцовывается политика, хоть и с криминальным душком.

По штабам нужно пояснить, так как в деле это самое главное и от этих штабов зависит будущее Кабанова.

В каждой крупной избирательной кампании у каждого серьезного кандидата есть два избирательных штаба. Причем это касается также и политических партий.

Первый штаб (нумерация условная) – это официальный штаб кандидата, созданный и действующий в соответствии с законодательством. Все знают, кто его возглавляет, где он находится, кто в него входит.

Этот штаб ничего не решает. Его задача осуществить прикрытие и реализовать решения, принятые в другом месте, в рамках своих возможностей.

Официальный штаб кандидата обеспечивает легитимность всех необходимых, предусмотренных законом процедур, в первую очередь, финансирования избирательной кампании.

Второй штаб – неофициальный, технологический. Все ключевые решения принимаются здесь.

Штаб технологов разрабатывает и реализует стратегию избирательной кампании и контролирует неофициальный избирательный фонд, в который входит официальный (единственный) избирательный фонд кандидата и «серый» фонд, который обычно в несколько раз превышает размер официального фонда.

Руководитель штаба технологов и ответственные за некоторые направления деятельности (например, организационное) участвуют в работе официального штаба.

В штабе технологов все знают стратегию кандидата (партии) и жестко работают в соответствии с ней.

В официальном штабе кандидата лишь избранные ознакомлены со стратегией. Зачастую, это бывает только начальник штаба. Остальные работают по конкретным заданиям. До них доводится общая концепция кампании и основные стратегические линии, проводится инструктаж по тактическим действиям на каждом из этапов избирательной кампании.

Общая картина, включая, допустим, результаты социологических замеров, известна ограниченному кругу лиц. Не всё известно даже кандидату. Он может быть слишком щепетилен или же его просто физически отделяют от некоторых акций, например, по дискредитации конкурентов (в таких случаях бывает и третий штаб, о котором могут не знать даже в официальном штабе).

В штабе технологов (настоящем штабе) работают приглашенные профессионалы, технологи за очень хорошие, настоящие деньги.

Никогда в штабе технологов нет никаких местных «специалистов», типа журналистов, социологов, бывалых участников политических баталий и прочих персонажей, которые утверждают, что все знают и все умеют и видали этих понаехавших…

По опыту могу сказать, что главный враг избирательной кампании кандидата – это не конкуренты, а сам кандидат, его официальный штаб и местные «специалисты».

Штаб технологов создается в полном соответствии с законодательством. Хоть десять штабов создавай, хоть Генеральный штаб и штабы армий, корпусов и фронтов. Любые прихоти за счет клиента. И это – «счет» – ключевой момент.

Финансирование избирательных штабов и всех мероприятий, реализуемых в ходе избирательной кампании в сумме должно уложиться в довольно ограниченный размер избирательного фонда кандидата.

Дл тех пор пока укладываются – все законно. Как только вышли за размер фонда или нарушили порядок финансирования или расходования средств фонда – это нарушение, административное или уголовное. Как правило, отмена регистрации и снятие с выборов.

Не буду использовать слово «никогда» (хотя, это так), скажу, как правило, количество денег, которые тратят реальные кандидаты, многократно, в разы превышает установленный законом размер избирательного фонда. Если только речь не идет о кандидатах-спойлерах, но, как правило, их финансирует все тот же реальный кандидат.

Подсудимый Кабанов настаивает, что деньги, которые ему вменяют как взятку – это средства на избирательную кампанию кандидата Конькова.

Допустим. И это очень похоже на правду. Осталось только найти получателя, который признает, что получал какую-то (не важно какую) сумму от Кабанова в рамках избирательной кампании кандидата в губернаторы Конькова П. А.

После того, как мы изучили технологию процесса, мы задаемся главным вопросом: эти деньги, если они шли на кампанию Конькова, в какой его избирательный фонд попали – официальный или теневой?

Однозначно, что теневой. Иначе уже давно в суде допрашивали бы не Ильюшкина, а руководителя Областной избирательной комиссии, и оглашались бы данные о поступлениях в фонд от имени Кабанова А. Ю.

А он не мог, и никто не мог. Потому что в деле фигурируют такие суммы, размер которых в любом случае запрещен в виде взносов от физических лиц.

В деле Кабанова красной нитью проходят некие социологи, труд которых был оплачен из денег, которые собрал Кабанов. Это означает только одно – нарушение правил финансирования избирательной кампании кандидата Конькова.

И это не одинокий вопль представителя несистемной оппозиции, не диванная аналитика злопыхателей, не пустые рассуждения на тему непрозрачных выборов. Это уголовное дело по тяжкой статье, не связанной с избирательными технологиями, в рамках которого могут быть получены доказательства или признаки совершения другого преступления.

А дальше все совсем просто: статья 141.1 УК РФ «Нарушение порядка финансирования избирательной кампании кандидата». Читаем внимательно:

«Передача кандидату, избирательному объединению в целях достижения определенного результата на выборах денежных средств в крупных размерах, минуя соответствующий избирательный фонд, или расходование в целях достижения определенного результата на выборах не перечисленных в избирательные фонды денежных средств в крупных размерах, или выполнение оплачиваемых работ, реализация товаров, оказание платных услуг, прямо или косвенно связанных с выборами и направленных на получение определенного результата на выборах, осуществленные в крупных размерах без оплаты из соответствующего избирательного фонда, а также внесение пожертвований в крупных размерах в избирательный фонд через подставных лиц – наказывается…».

Это именно то, что, по сути, собирается доказать в суде Андрей Кабанов. Понятно, что он фигурант уголовного дела по нарушению порядка финансирования избирательной кампании, если оно вдруг будет возбуждено, но это на фоне взятки просто праздник какой-то.

Впрочем, не исключено, что может остаться и взятка. Мол, деньги получил, а уж как расходовать – это его личное дело. Бывший кировский губернатор Белых, например, утверждает, что вообще брал на строительство церквей.

Честно говоря, не вижу возможностей переквалификации дела с взятки на другую статью и уж тем более просто прекращения дела или оправдания. Но никто не обвинит Кабанова в его праве использовать все разрешенные способы защиты.

Однако вполне реально, судя по тому, что происходит в суде, все-таки возбуждение уголовного дела о «нарушении порядка финансирования избирательной кампании кандидата». А это множество фигурантов, и это уголовное сомнение в легитимности выборов губернатора Конькова.

Кабанов вряд ли успокоится пока не испьёт эту чашу до дна и не заставит испить ее вместе с собой губернатора и его окружение, имевшее хоть какое-то отношение к выборам.

Вас заинтересует

Популярное

Еще новости