Железобетонное ивановское здравоохранение

Еще не родился тот начальник областного здравоохранения…

В журнале «1000 экз.» опубликовано интервью с бывшим руководителем департамента здравоохранения Ивановской области Светланой Романчук. Это поток сознания сельского фельдшера, в качестве эксперимента поставленного немного поруководить областным здравоохранением в рамках программы «Кухарка и государство».

Идеальный текст, из которого нельзя убрать ни единого слова, и нечего добавить. Словно поэзия – слова льются в душу и сердце непосредственно, минуя разум. Чтение, от которого получаешь наслаждение законченностью формы и содержания. Невозможно, то есть запрещено комментировать, поскольку любое сужденье только разрушит магию.

Да, не всякий текст можно комментировать. Позволю себе лишь с величайшей осторожностью и пиететом извлечь несколько фраз – сугубо в прагматических целях для успешного развития ивановского здравоохранения и установления причинно-следственных связей.

«Когда я согласилась работать директором департамента, существовала договоренность, что я вывожу отрасль из кризиса, готовлю себе замену и возвращаюсь к депутатской работе. Почему именно меня назначили в ноябре 2015 года, тоже понятно: с середины 2015 года система здравоохранения была на грани разрушения… В тот момент на этой должности нужен был политический тяжеловес, человек, который бы хорошо разбирался как в бюджетных процессах, так и в системе работы здравоохранения»

«В последние месяцы смертность от болезней системы кровообращения начала расти, это не недоработка системы – это показатель того, что последние четыре месяца лихорадит все здравоохранение». (Почти четыре месяца назад Романчук была уволена с должности в связи с возбуждением против нее уголовного дела)

Ради справедливости надо сказать, что есть и другое мнение – это Романчук едва не добила ивановское здравоохранение, но ситуацию, как всегда, спасли рост цен на нефть и федеральный бюджет. Однако дело не в этом.

Как все-таки хрупко наше ивановское здравоохранение. Вспомним: Мень, Хасбулатова, Чужбинкин. Сколько сил они положили на укрепление материально-технической базы наших больниц и поддержку кадров и кадрами. Чужбинкин ради этой святой цели даже свободой поплатился.

Как можно было не только забыть, но и, по сути, растоптать этот лучший и самый эффективный из всех – приоритетный национальный проект «Здоровье». Неужели кто-то не знает нашу землячку Татьяну Яковлеву (вытащившую, кстати говоря, Романчук из санаторно-курортного прозябания в «Оболсунове»), заместителя министра здравоохранения Российской Федерации, которая неоднократно всем нам авторитетно заявляла, что лечиться в ивановских больницах – радость.

И вот вам Романчук: «на грани разрушения»!? Ну, прямо как Светлана родства не помнящая.

Хотя, есть в ее словах пусть и горькая, но правда. С логикой событий не поспоришь. В четверг 12 октября новый начальник областного департамента здравоохранения Артур Фокин нагрянул  с проверкой во взрослую и детскую поликлиники при городской больнице № 3.

И что? Да как всегда – на грани разрушения. Одни очереди в регистратуру и кабинеты врачей чего стоят.

Это просто чудо какое-то. Каждый новый начальник областного здравоохранения приходит в моменты кризисов и разрухи. Уходит, когда все исправлено и работает, как часы. Но за этот короткий промежуток времени между двумя начальниками – старым и новым – то ли Навальный, то ли Госдеп США успевают опять все разрушить.

Нет, отнюдь ивановское здравоохранение не хрупкое и нежное. Наоборот, оно железобетонное – его ничем не проймешь.

Ах, эти больничные очереди. До сих пор перед глазами телевизионная картинка, как позапрошлый губернатор Мень словно Самсон, раздирающий пасть льва, собственноручно разрывает на куски нерадивых главных врачей. Кафкианская история, в которой путь не кончается никогда и цель даже не приближается.

Сколько боролась (судя по пресс-релизам правительства, успешно) Ольга Хасбулатова с этой гидрой. Но сколько ни руби ей голову, она все равно отрастает – очередь.

А ведь очередь понятие универсальное. Нет принципиальной разницы между очередью в поликлинику и очередью в магазине. И причины у них только две: либо больных и покупателей слишком много, либо врачей и кассиров слишком много.

При всем уважении, не могу представить себе визит директора регионального подразделения крупной торговой сети в один из магазинов с целью разобраться с очередями. Да, мол, говорят, ему, мы уж и так эту очередь, и сяк, а она никак. А он им: тут надо комплексное решение. На том и разошлись.

Больница – это такой же магазин с покупателями. Нет бесплатного здравоохранения – оно все платное. Каждый посетитель своим визитом приносит больнице деньги – в кассу или безналично через систему ОМС, предъявив страховой полис.

Возникает диссонанс. Финансируется здравоохранение, по сути, с рынка медицинских услуг, а управляется, как советский колхоз. Есть желание засеять все поле, но нет возможности продать выращенный урожай по цене, которая покроет затраты.

Конечно, будут очереди. Потому что все как бы считают деньги, зарабатывают их, но тратить хотят по потребностям, не задумываясь об эффективности и возможностях. Или задумываются, но как-то не так.

При прочих равных условиях, та больница живет лучше, где больше очереди. Ведь каждый пациент – это деньги. Если нет очередей, то и в расчете на каждого сотрудника больницы или поликлиники получается денег меньше, чем там, где очереди есть. А в другой магазин покупатель все равно не уйдет – монополия.

При этом ивановское здравоохранение существует словно в двух параллельных мирах. Вот губернаторы и чиновники от здравоохранения посещают регистратуру, больничный пищеблок или палаты, где лежат простые ивановцы. И здесь все по Романчук: на грани разрушения.

Вот те же самые персоны посещают зону с ангиографическим комплексом. Как на другой планете: чистота, уют, «евроремонт». Дорого и со вкусом.

Как ни крути, а не должен владелец товара, пользующегося повышенным спросом, плохо жить. Если же это так, то либо деньги уходят куда-то в черную дыру, либо товар продается за бесценок. А очереди в больницах – это нормально, это значит рачительный хозяин, главный врач, который не тратит средства больных на лишний персонал. Или персонал сам убежал. Безработица в стране ведь только среди губернаторов – конкурс по два человека на место.

Популярное
Вас заинтересует
Еще новости