Чего-то хочется: то ли романтизму, то ли монархизму

Получил сегодня очередное личное письмо с вопросом о том, как я отношусь к конституционной монархии. Это уже тренд какой-то. Общий мотив, обозначающий позицию все новых монархистов, заключается в том, что справедливое общество не обеспечит никто, кроме царя. По крайней мере, в России.
Вот до чего довели людей наши власти. Понимаю так, что упование на монархию — признак бессилия и беспомощности, охватывающие страну, ощущение невозможности изменить что-либо к лучшему в рамках существующего общественно-политического, государственного устройства. Это и самообман, который на руку все той же власти.

Монархия, хоть конституционная, хоть абсолютная, — это не форма государственного устройства. Не демократия, не аристократия, не олигархия. Это даже не «Православие, Самодержавие, Народность». Монархия — это форма общественного договора. Народ и элиты отказываются от власти (от того, чтобы быть источником власти) в пользу монарха. Они полагают, что кому-то власть принадлежит по некоему праву и этот некто в любом случае лучше распорядится ею. Все сходятся во мнении, что издержки на формирование власти любым иным путем, кроме монархического, заведомо больше, чем издержки от собственно монархической власти.

Кстати говоря, это точно соответствует установкам ортодоксального христианства, то есть Православия: всякая власть от Бога. Поэтому человек в принципе не может никак выражать своего отношения к власти и не может деятельно (формирующе) участвовать в ней. Здесь, кончено, есть вопросы на предмет экстремизма, с точки зрения нынешнего российского законодательства, поскольку позиция РПЦ идет вразрез с нормами Конституции. Но вряд ли Церковь закроют по суду и внесут в список экстремистских организаций (хотя все предпосылки к тому налицо).

Отказ от того, чтобы народ был источником власти, никак не может привести к установлению справедливости. За исключением, конечно, тех экстравагантных примеров, когда именно это кто-то и считает справедливостью. Однако новые монархисты ищут не такой справедливости. Они ищут уважения, достоинства, материальных и духовных благ в контексте современных представлений общества потребления.

Отказ от власти в пользу монарха — это и отказ от консюмеризма, то есть потребительства, это иные представления о справедливом, это иные понятия о том, что такое хорошо и плохо, это принципиально другие ценности и жизненные установки. Пока наша цивилизация развивается таким образом, что народы стремятся отказываться от монархии. Если возвращаться к монархии, то надо (не много, не мало) отказаться от существующей парадигмы развития человечества.

Тот монархизм, о котором сегодня говорят алчущие справедливости, это разновидность пошлого, низменного монархизма или, скорее, патернализма. Боязнь самостоятельности, ответственности и желание отдать право на принятие решений кому угодно «справедливому». Нынешнюю власть такой «монархизм» вполне устраивает.

Популярное
Вас заинтересует
Еще новости