Почему губернатор-коммунист лучше губернатора-единоросса

Существует заблуждение, что сильный, авторитетный, смелый, инициативный губернатор — это благо для региона.

На самом деле, все с точностью до наоборот: чем важнее глава субъекта Федерации и чем в большем он фаворе у федеральных и местных элит, — тем хуже и региону, и его населению.

Россия — классическое нефтяное государство, в котором бюджет и экономика в целом зависят от экспорта природных ресурсов. Это системная проблема, которая не зависит от общественно-политического строя, уровня демократии, состояния гражданского общества и т. д. Страна получает деньги, которые не зарабатывает.

Как следствие — стагнация собственной промышленности (все нужное мы купим за границей). Рано или поздно, хотим мы того или нет, несмотря на создание (а может и благодаря этому) все новых госкорпораций, призванных диверсифицировать российскую экономику и снизить ее зависимость от нефтяных цен, деградирует не только легкая промышленность, но и оборонка с космической отраслью. Выгоду от «нефтяного проклятия» получает только потребительский сектор, то есть торговля и сектор услуг.

С точки зрения менеджмента, государственное управление в таких условиях сводится по большому счету лишь к одному — функции перераспределения природной ренты. Поэтому в России невозможно создание эффективных саморегулируемых экономических механизмов: прибыль генерируют десять из восьмидесяти субъектов Федерации, и зависимость «иждивенцев» только растет с каждым годом в полном соответствии с существующей экономической (не политической) системой.

Таким образом, Путин, вообще-то, здесь совершенно не при чем. Любой демократ на его месте через пару лет начнет делать то же самое (то есть не начнет, а продолжит, понимая, что другого не дано) — перераспределять природную ренту. А чтобы ее перераспределять хоть с какой-то степенью эффективности гражданское общество, развитые общественные институты, независимый суд, политическая конкуренция не то что не нужны, — они вредны.

Чем больше степень децентрализации в России, тем менее справедливо распределяются ресурсы. Поэтому «Путин» как понятие — форева, то есть навсегда.

Одновременно с этим, достижение эффективности требует насколько сильной центральной власти, настолько же слабой региональной и местной. Инициативный, сильный, авторитетный регион нарушает систему справедливого распределения. Мощные процессы, связанные с самостоятельным определением властной конфигурации хотя бы в нескольких регионах, в принципе дезориентируют систему перераспределения, поэтому давятся на корню.

Политический либерализм снижает эффективность распределения. Ограниченные ресурсы можно делить только жесткой рукой. При этом, разумеется, выбор приоритетов развития становится чистым волюнтаризмом, далеким от истинной эффективности, а не эффективности перераспределения.

В таких условиях эффективным региональным менеджером следует считать того губернатора, который наиболее точно и экономно воспользуется теми ресурсами, которые ему предоставляет Федеральный центр. Если своровать, — то на копейку, если инициатива, — то лучше никакая. И во всем — режим жесточайшей экономии и поведение скупого рыцаря, не подпускающего к бюджету даже самых близких родственников.

Поэтому самым эффективным губернатором становится тот, кто наиболее далеко отстоит от властных российских кланов и поэтому не может позволить себе никаких художеств.

Например, губернатор Владимирской области коммунист Николай Виноградов за один только свой какой-нибудь местный аналог ивановского Плеса уже давно бы сельское хозяйство поднимал на личном приусадебном участке. А за что-то типа Восточного обхода вокруг города Иванова был бы лишен гражданства и выслан из страны. А за аукционы, по итогам которых контракты распределяются единственному участнику по максимальной (начальной) цене, без копейки экономии бюджетных средств мне даже страшной представить, чтобы с ним сделали.

Коммунист Виноградов последние десять лет живет и работает, как на минном поле. За ним следят все. Местные СМИ его только дураком в открытую не называют. В информационном пространстве Владимирской области господствует дух Свободы, Равенства и Братства. Идет непрерывная содержательная дискуссии относительно любых методов и путей развития региона, направлений бюджетного финансирования и того, куда и на что должны быть направлены усилия областной администрации (там даже регионального правительства нет).

При этом (или благодаря этому) Владимирская область неуклонно приближается к состоянию финансовой самодостаточности.

Для Ивановской области, в которой ресурсов значительно меньше, а промышленный потенциал гораздо скромнее, губернатор-коммунист, которого бы критиковал даже самый ленивый блоггер, был бы величайшим благом. Потому что в условиях перераспределения ренты, любые инициативы региональной власти ведут к снижению эффективности трат и отсутствию экономии.

Как тут не вспомнить недобрым словом Михаила Бабича, который своим талантом администратора выгнал с должности главы региона коммуниста Тихонова и фактически привел в Ивановскую область инициативного, вращающегося в кругах, импозантного либерала и интеллектуала, видного члена партии «Единая Россия», сына священника — Михаила Меня.

Беда Ивановской области еще и в том, что она неинтересна никаким элитам. Отсутствует любая конкуренция за влияние на местные ресурсы.

Сюда бы какого-нибудь захудалого, безынициативного, проштрафившегося, исключенного из партии единоросса с душком и со связями в Лондонской эмиграции. Вот тогда за год-другой Ивановскую область действительно было бы не узнать — как бы она расцвела.

Вас заинтересует

Читайте также