4 ноября совсем не хуже 7 ноября

Как говорил старина Гегель в пересказе Маркса: «История повторяется дважды: первый раз в виде трагедии, второй раз — в виде фарса».

Смутное время потому и называется смутным, что не было оно отечественной войной с иноземными захватчиками. Были интересы поляков, литовцев, шведов, да еще и англичан, которые чуть ли не финансировали ополчение Пожарского из доходов своих нижегородских соляных копей (иначе пришлось бы убираться, оставив бизнес шведам).

Войны русских с нерусскими не было. Это была война русских с русскими, поэтому и Смута.

В конце концов, победили Романовы, они и оказались выгодоприобретателями. 4 ноября — это день Казанской иконы Божьей матери, с которой Пожарский вошел в Москву. Хотя гарнизон Кремля сдался позднее: как ни смешно, но именно 7 ноября.

По сути, это церковный праздник в честь победы одной из противоборствующих сторон. Некоторые историки полагают, что 4 ноября произошел государственный переворот, когда в результате вооруженного мятежа был свергнут законный русский царь королевич Владислав. Ну а через несколько лет именины царевича Дмитрия, совпавшие с Казанской, были установлены, как общегосударственный праздник.

Понятно, что царствующая династия Романовых, получившая власть в ходе Смуты, сакрализировала эти события, подвергнув кое-что забвению, а кое-что переиначиванию, в ущерб исторической правде. Вообще, историю России у нас писали и пишут не в академических институтах, а в кремлевских кабинетах и личных блогах церковных иерархов.

Современная Россия является юридическим правопреемником Советского Союза и идеологическим — династии Романовых. Царский режим пал, потому что исчерпал себя, но это не мешает нынешним правителям строить страну, опираясь на столь шаткий фундамент.

Таким образом, в смысле исторической правды мы имеем две сильные аберрации: аберрацию дальности и аберрацию политики. Вместе они не дают шансов на установление полной правды. Казалось бы, ну и Бог с ним, история пошла по этому пути, пусть и легенды будут соответствующие. Но меня удивляет агрессия, которая сопровождает этот праздник Народного единства.

Светские и церковные иерархи единым фронтом борются не за историческую справедливость и единство, а за выдуманные исторические аналогии. Еще чуть-чуть и Сапегу с Лисовским объявят оранжевой угрозой. Настолько прозрачны поповско-путинские намеки, что нет сомнений в том, кого они подразумевают под внутренними и внешними врагами России 17 века. Говорят про Смуту 400-летней давности, а думают про угрозу потери своей власти сегодня.

4 ноября — это инструментарий борьбы с советским прошлым и обожествления новой царской династии, пусть и с формальными признаками демократии (Михаила Федоровича Романова тоже избрали).

Однако в своем идеологическом исступлении власти уже совсем не чуют под собой страну. Путин вместе с православными, иудейскими, мусульманскими и буддийскими товарищами возлагающий цветы к памятнику Минину и Пожарскому — это фантасмагория.

От Варшавы до Москвы всего в полтора раза дальше, чем от Москвы до Казани. Мне кажется, аналогия более чем прозрачна и понятна. Почему то, что удалось сделать князю Пожарскому в Московском Кремле, должно радовать татар, наследников князя Азиз-бека, которому не удалось сделать то же самое в Кремле Казанском? Выгнали захватчиков из родной Москвы — радуемся. Однако множеству нетитульных российских наций от Москвы до самых до окраин повторить это подвиг в своих родных городах так до сих пор и не удалось.

Пока нас русских больше чем остальных, но так не будет продолжаться вечно. Когда-нибудь потребуется иная история Смутного времени, которую озвучит другое историко-документальное НТВ. С другими акцентами, в прямом и переносном смысле слова.

Вас заинтересует

Читайте также