Рынки не любят Обаму

Очень интересно то, как отреагировали фондовые, товарные и валютные рынки на новость о победе Барака Обамы в президентской гонке. Ведь, как известно, в биржевых ценах заключена вся мудрость мира.

Цена учитывает все, то есть события плюс ожидания. Цену на биржевых рынках формируют профессиональные участники, которые по определению хорошо информированы. Им известно то, что неизвестно другим, они замечают то, на что другие не обращают внимание. Поэтому поведение цены сигнализирует как об очевидных и всем известных событиях, так и о тех вещах, которые широкой публике неизвестны.

Так вот, все американские рынки сильно упали по итогам торгов 7 ноября, на следующий день после выборов президента. Классический Dow Jones и индекс широкого спектра акций S&P показали одно из самых значительных дневных снижений в истории. Американская нефть упала на четыре доллара, там и стоит сейчас. Причем поведение рынков было единодушным: падение началось не с Америки, а с Европы (которая, разумеется, открывается раньше на пять часов), как только появились результаты выборов.

Распродажа на рынках означает выход из товара (ценных бумаг) в кэш, то есть в доллар, который резко вырос по отношению ко всем валютам. Резкий рост доллара, как правило, свидетельствует не о силе американской экономики, а о слабости мировой (валюта-убежище) и выходе биржевых игроков из акций. А все это симптомы.

Таким образом, следуют два вывода. Во-первых, рынки ожидали и надеялись на победу Ромни (видимо, были у них на то основания). Во-вторых, бизнес предполагает, что политика Обамы, как минимум, не приведет к кардинальному улучшению экономической ситуации.

Падение рынков может и не продолжиться, ведь ничего катастрофичного, на самом деле, не произошло: Обама и был президентом. Это, возможно, кратковременная эмоциональная реакция, которая не будет иметь длительных последствий. Но сама реакция — уже серьезная оценка ситуации.

Важно то, что экономического кризиса, как такового в мире нет, все дело в финансах (хотя, сложно отделить одно от другого, конечно). Например, Германия ставит один экономический рекорд за другим. Страна нарастила экспорт до невиданных ранее масштабов, немецкая экономическая машина еще никогда не была так сильна.

Германия — государство-экспортер номер один в мире, больше России со всеми ее нефтью и газом. Но если она столько продает, значит, кто-то это все покупает — простейший и весьма точный экономический индикатор. На этом фоне тоскливо и обидно наблюдать за Грецией и Испанией, которые уж точно не покупают и не вкладывают своего «важного» участия в рост германского экспорта. Немцы это прекрасно понимают, и можно себе представить их бешенство, что они должны платить грекам десятки миллиардов евро, хотя, если стереть Грецию с карты, то этого никто и не заметит, кроме самих греков и картографов.

Поэтому распад зоны Евро и прочие страшилки — это чистая политика, которая к глобальной экономике отношения имеет мало.

Что же Россия? Как всегда, мы — тихая гавань. То есть никому нет никакого дела до нашей экономики и наших фондовых рынков. Наших потрясений никто не боится: энергоресурсы Европе мы обеспечим в любом случае, при любых режимах и бунтах, потому что только за их счет делаем либо «стабильность», либо «революцию».

Российский фондовый рынок — откровенно спекулятивный и слабый. На него может повлиять даже прогноз погоды, причем, не обязательно плохой — просто кто-то что-то спрогнозировал, и уже страшно.

Вот такой вот глобализм.

Вас заинтересует

Читайте также