ИВТ vs «Барс»

В последнем номере журнала «1000экз.» опубликовано интервью Алексея Машкевича с председателем Ивановской областной думы, секретарем политсовета регионального отделения партии «Единая Россия» Сергеем Пахомовым: «Не надо чинить то, что не сломалось». Слов много, информации чуть поменьше, но зато вся какая есть очень важная.

Самое интересное в интервью с Сергеем Пахомовым — это, конечно же, про «Барс» и про присоединение к нему телекомпании ИВТ. Так уж вышло, что кроме меня сегодня защитить «Барс» некому. Не уверен, конечно, что «Барсу» от моей защиты сильно полегчает, но промолчать я в данном случае не могу (за что и погорел), так как прихожу в крайнее волнение от всякой несправедливости и неправды.

Приведу две цитаты. Первая (довольно большая): «Переговоры о так называемом объединении двух юридических лиц, насколько мне известно, велись больше года. И кто был сильнее заинтересован в слиянии — владельцы телеканала «Барс» или владельцы «Иваново-Вознесенского телевидения» — надо еще посмотреть… Грядет масштабная перестройка рынка медиаконтента. Это связано с разными факторами, в первую очередь, с приходом эры цифрового телевидения. Единственный канал, который отвечает условиям попадания в т.н. «первый мультиплекс», это ИВТ (мы говорим сейчас не о качестве контента, а о необходимом наборе различных характеристик), а ведь речь идет о перспективе развития совершенно на другом уровне, так как этот канал придет в каждый дом — непременно и бесплатно… Не хочу никого обидеть, но уже не раз говорил: качество передач на телеканале «Барс», как, впрочем, и на других каналах, падает. Это стало происходить еще при Олеге, и мы с ним не раз говорили об этом. Сегодняшний контент устарел, его необходимо обновлять. Одни и те же программы, ничего нового, драйва нет… Чтобы предложить что-то другое, нужны новые идеи, новая студия, новое оборудование, а объединение даст возможность получить, в том числе, новую единую производственную базу».

Вторая (покороче), про сюжет на «Барсе», связанный с Ильюшкиным, руководителем исполкома регионального отделения партии «Единая Россия»: «Думаю, покойный Олег Алалыкин этого сюжета не одобрил бы, так как при всей своей независимости и оппозиционности был человеком глубоко порядочным… Виталий Ильюшкин несколько раз объяснял ситуацию и журналистам, и редактору, но, видимо, эти объяснения не уложились в задачи той программы. Зачем это сделано? Лично мне понятно. Но это отдельная история, мы сами разберемся».

Лично мне тоже все понятно, но это никакая не другая история, это наша история, которую все должны знать и с которой все должны разбираться, а не только некие таинственные «мы сами».

Конфликт Олега Алалыкина и Михаила Меня (вместе с его так называемой «командной», конечно) произошел зимой 2010—2011 годов. Поводом (частично и причиной) стал доктор Хренов, нажаловавшийся Путину в прямом эфире телеканала «Россия» на местное руководство.

Для губернатора это был удар сродни нокдауну. Региональные власти были не просто в шоке или панике — они бились в истерике. Была дана жесточайшая установка на полный запрет объективного освещения события — только в следующем контексте: какой-то сумасшедший врет про нашу славную область и ее руководство. Олег не мог позволить себе такого отношения к информации — раз; такого стиля общения ни с чьей стороны — два.

До истории с доктором Хреновым за все пять лет нахождения Меня в Иванове не было ни одного события, которое не позволило бы Алалыкину, как журналисту и, самое главное, руководителю, отвечающему за канал и за коллектив, найти компромисс и приемлемый выход из ситуации. Также следует сказать, что Олег с самого начала находился под неким обаянием Михаила Меня, которое, впрочем, никак не распространялось на губернаторское окружение.

Я всегда удивлялся этим признаниям Олега, говоря ему, что он наивен не по годам и не по опыту. Возможно, все дело в контрасте между неким не очень реальным образом сына священника Александра Меня и реальным образом предыдущего ивановского губернатора Тихонова.

Так или иначе, Олег был, по сути, членом губернаторской команды, а в конце 2010-го началось жесткое противостояние. Он практически выпал из тусовки. Уверенности и напору посадских и Ко добавляло одно существенное обстоятельство, без которого они вряд ли бы повели себя столь нахраписто.

К этому моменту они сделали ставку на развитие, созданного бывшим ивановским мэром Фоминым, городского телеканала — ИВТ. Как бы «сотрудничество» с «Барсом» в течение пяти лет — это была своего рода уступка со стиснутыми зубами. Эти люди не приемлют партнерских и равноправных отношений ни с кем и ни при каких обстоятельствах. Они существуют в другой системе координат, где те, кто на более высокой иерархической, социальной ступени  — давят их, а они давят тех, кто на ступень ниже.

На первый взгляд, серьезный козырь — цифровое вещание, которое постепенно вводится в России. В первый цифровой мультиплекс включается тот региональный телеканал, который захочет губернатор. Но к этому технологическому чуду мы вернемся позже.

Зимой 2010—2011-го шло активное переманивание сотрудников «Барса» на ИВТ. Заключительным аккордом которого (хотя, никто не думал, что он заключительный, а это лишь только начало), стал уход Губернского наблюдателя Виктора Ломоскова. С точки зрения влияния на «Барс» эта кадровая потеря имела только один реальный эффект — вместо Вити они получили в телеэфире Мишку Квакина.

Олег уход Ломоскова расценивал однозначно и жестко — предательство, в первую очередь, лично его. Мне не очень была понятна такая бескомпромиссная позиция, за которой о возврате к прежним отношениям не могло быть и речи. Я более гуманно отношусь к человеческим поступкам, хотя, наверное, следует учитывать, что я для «Барса» человек, в сущности, чужой, а для Олега телекомпания значила очень много, если не всю его жизнь. Тем более, сопровождалось все это репликами штрейкбрехеров и членов губернаторской «команды», отвечающих за информационное пространство региона, что, мол, через месяц здесь ничего не будет, никакого «Барса». Телекомпанию хотели и реально собирались уничтожить.

Ситуация, действительно, была сложной, но «Барс» выжил, чего не скажешь про ИВТ. К весне 2011-го «команде» надоело барахтаться с «Иваново-Вознесенским телевидением», имея нулевую отдачу по всем направлениям. Уж на что тихий начфин Грузнов, старый номенклатурный работник, бывший главбух Обкома КПСС, и тот стал возмущаться: чего это, мол, мы должны это ИВТ финансировать.

Ребята из «команды» свои деньги ни на что не тратят. А бюджетных на работу телекомпании не хватит ни при каком раскладе. У «Барса» отняли бюджетные средства, получаемые по госзаказам на информационные услуги. Сверчкову запретили рекламировать себя и работу городской Думы. Но главный источник денег — это коммерческая реклама. Она была и есть у «Барса», и ее не было и нет у ИВТ.

Фактически, ИВТ не генерирует денежный поток ни в каком виде — он чистый получатель, нетто-потребитель. Так его еще и не смотрит почти никто. Новые программы и творческие задумки (видимо, о них говорил Сергей Пахомов) ИВТ быстро сдулись. Это было фиаско.

Уже весной 2011 стала активно обсуждаться тема объединения «Барса» и ИВТ. «Команда», облажавшись с собственным телеканалом, поняла, что не в состоянии его развивать, нужно ИВТ куда-то сливать. А куда? Только в «Барс», тем более, есть возможность через объединенную структуру получить над «Барсом» контроль, если уж уничтожить его не получилось.

Олег говорил мне, что мы можем, конечно, ввязаться в драку с непредсказуемым результатом. Но хватит ли ресурсов — большой вопрос. Новый холдинг, в который бы входили «Барс» с ИВТ изначально создавался под Алалыкина. Олегу, помимо всего прочего, это было и просто интересно. Это более крупная компания, это перспектива цифрового мультиплекса.

То есть Олег, дав свое согласие на объединение, руководствовался несколькими соображениями. Не в последнюю очередь и тем, что отдельные товарищи, когда-то сбежав, вернутся к нему несолоно хлебавши. И уж чем он точно не руководствовался, так это тем, что цифровой мультиплекс якобы так важен «Барсу, что он без него существовать не сможет.

Да, когда-то в будущем появится еще один цифровой пакет каналов. Для просмотра которого необходим новый телевизор с цифровым тюнером или цифровая приставка. Можно даже объявить, что вот он сегодня появился. И что? А то, что после этого ИВТ не смогут увидеть даже те, кто его сегодня зачем-то смотрит.

С появлением мультиплекса ничего не изменится, все эфирные и кабельные сети и каналы как работали, так и будут работать. Для «Барса» — это пугало огородное, не более того. А задавить, уничтожить не тобой созданное — это у нас всегда, пожалуйста, тут никаких цифровых технологий не надо.

Для «Барса» ИВТ — это обуза. Заинтересованные стороны проекта: и сами телеканалы, и учредители, и власти. И почти всем им нужно это объединение, за исключением «Барса», который все это должен вытаскивать.

С ИВТ, кстати говоря, история может быть весьма любопытной и с другой, несколько неожиданной, стороны. Создание телекомпании, источники финансирования и право собственности на оборудование, на котором она работает. Компетентным органам было бы где поурчать на предмет, как минимум, финансовой дисциплины в муниципальных предприятиях города и в деле управления городской казной.

Что касается Ильюшкина. Не знаю, что или кто дал право Сергею Пахомову делать такое заявление: «Думаю, покойный Олег Алалыкин этого сюжета не одобрил бы, так как при всей своей независимости и оппозиционности был человеком глубоко порядочным». То, что Пахомов противопоставляет независимость и порядочность — оставлю без комментариев, которые, как говорится, в данном случае совершенно, абсолютно, бесконечно излишни.

Олег этот сюжет, конечно же, одобрил бы. Там все было сделано правильно с соблюдением канонов профессии. Журналисты телекомпании выполнили свою миссию — обнародовали факты, во-первых, неэтичного поведения представителей власти; во-вторых, явного нарушения закона. Тем более, нужно знать, как Олег относился к Ильюшкину. При его упоминании у него делалось такое лицо, словно он прикоснулся к жабе — смесь удивления и брезгливости.

Всего вам доброго!

Популярное
Вас заинтересует
Еще новости