Главный итог года как приговор

Накануне Нового года в Ивановской области было проведено исследование рейтинга губернатора Михаила Меня. Результаты его неожиданны и имеют большое значение для формирования политического пейзажа региона в наступившем году.

До 28 декабря 2012-го попытка подвести итоги года, ограничившись событиями в Ивановской области, лично для меня была бы сложной аналитической задачей, сопряженной с тяжелой проблемой поиска значимых и достойных событий. Разумеется, дело увенчалось бы успехом, но чисто формальным, то есть в качестве отправной точки календаря можно использовать любые даты: например, с 1 июля по 30 июня. Двенадцатимесячную сетку можно было бы передвигать в любую сторону, и этот период никак бы не ограничивал что-либо содержательно — почти что перечень восходов-заходов Солнца.

Но 28 декабря все изменилось. Как бы из ничего возникло действительно Событие, хотя формально оно таковым и не считается.

По заказу Интернет-портала «Слухи и факты» в декабре в Ивановской области было проведено социологическое исследование. Работу выполнило «Независимое агентство региональных исследований» из города Владимира. Задачи, которые ставились заказчиком перед Агентством (как и весь объем работ), мне неизвестны. Но, по всей видимости, главное было опубликовано 28 декабря.

Предмет исследования: электоральные предпочтения жителей Ивановской области в контексте прямых выборов губернатора. Честно говоря, предмет исследования я просто домыслил, поскольку в качестве результата нам предложены итоги ответа лишь на один вопрос, который сам по себе важен, но недостаточен.

Итак, на вопрос, «Если бы выборы губернатора Ивановской области состоялись в следующее воскресенье, за кого бы из предложенных кандидатов вы проголосовали?» были получены следующие ответы:

44,7 % — Михаил Мень
5,3 % — Павел Попов
5,2 % — Владимир Кленов
4,2 % — Сергей Сироткин
2 % — Андрей Назаров
22,2 % — затруднились ответить
13,4 % — не пошли бы на выборы
3 % — испортили бы бюллетень.

Результаты меня, если не шокировали, то весьма удивили. Прежде чем продолжить предметно необходимо сделать небольшое отступление.

Социология — это, безусловно, наука. Причем, относящаяся к сфере точных, а не гуманитарных наук. Скептическое отношение к ней обусловлено тем, что до широкой общественности доходят, как правило, только исследования, связанные с политикой. Как следствие, этим сегментом социологии занимается множество «придворных» социологов. Низкая цена работ по сравнению, например, с экспериментальной физикой, обуславливают легкость входа в профессию и широкую вовлеченность профессорско-преподавательских кадров, по сути, не владеющих практическими навыками.

Профессиональные исследования, вызывающие доверие и обладающие информационно-аналитической ценностью, могут проводить два-три десятка субъектов — все в Москве. Региональные компании дают только приблизительные результаты, в лучшем случае, правильно выявляя тренды. Когда серьезное пиар-агентство выходит в регион, то местные исследовательские компании привлекаются только для черновой работы.

Одна из важнейших и сложных составляющих социологического исследования — это формулировка вопросов и комбинация их друг с другом. На этом этапе, еще до проведения собственно исследования, закладывается большинство ошибок. Неправильно составленные или подобранные друг другу вопросы, приводят к добросовестной ошибке — формирующему опросу (что уж говорить, если это сделано сознательно).

Приведу реальный пример формирующего опроса, который был проведен во Владимирской области осенью 2011 года в период избирательной кампании по выборам депутатов Государственной думы. Опрос был проведен привлеченными политтехнологами с использованием программных средств: робот, обзванивающий респондентов по базе данных домашних номеров телефонов — 20 тысяч. Использовался живой женский голос (актриса одного из московских театров). Нужно понимать, что сознательный формирующий опрос относится к числу так называемых «серых избирательных технологий».

Сначала респонденту задавались вводные вопросы: как часто вы смотрите телевизор, каким передачам отдаете предпочтение? Затем главный: Вы смотрели недавно в программе «Время» выступление президента Дмитрия Медведева, в котором он сказал, что единственная настоящая оппозиция в стране — это КПРФ?

В 90 процентах случаев люди отвечали, что да, видели. Хотя Медведев никогда и нигде ничего подобного не говорил. Этот формирующий опрос исподволь убеждал потенциального избирателя, что президент и власть в целом уважительно относятся к КПРФ, считают ее реальной силой, с которой нужно считаться и что, если вы терпеть не можете «Единую Россию», то единственная альтернатива — это голосование за коммунистов. Хотя, назвать КПРФ настоящей оппозицией можно только в сильном подпитии, полностью оторвавшись от реальности.

Так вот, возвращаясь к основной теме, результаты исследования владимирских социологов по заказу «Слухи и факты» — это классический пример формирующего опроса. Хоть в учебники заноси. Причем я абсолютно убежден, что никакой заказухи не было, а заказчик и исполнитель добросовестно пытались установить истинный рейтинг действующего губернатора Меня (в контексте заданного вопроса). Это и есть, как я ее называю, «сельская социология».

Хороший политтехнолог, который получил бы заказ на проведение формирующего опроса, с целью показать безальтернативность Михаила Меня, как политика и губернатора, и его высокий рейтинг, в предложенном вопроснике не поменял бы ни слова. Отлично подобранные исходные данные!

Конечно, более эффективно с точки зрения рейтинга Меня было бы внести в список не Попова с Кленовым, а пьяницу Сидорова из соседнего подъезда и торговку овощами бабу Олю из ближайшего магазина, но это было бы слишком, и вызвало недоумение даже у рядового избирателя.

Если бы меня кто-то остановил на улице и начал задавать предложенный вопрос, то, возможно, я бы даже к концу разговора не вспомнил бы и не понял, кто такие Попов, Кленов и Назаров (про Сироткина, наверное, сразу догадался).

Существует устойчивое заблуждение у местных пиарщиков, социологов, политиков и журналистов, что набор персонажей, хорошо известный им также известен и всем жителям. На самом деле, люди знают только двух человек: губернатора и своего мэра. Местная «элита» заперта в придуманном мире, границы которого, незначительно расширяя, монументально закрепляет Интернет со своими социальными сетями.

И вот какой вывод делают социологи: «у действующего губернатора Ивановской области М. А. Меня на сегодняшний день нет ни одного реального соперника, который мог бы составить хоть какую-то конкуренцию». Это они о 44 процентах губернатора, полученных на фоне сравнения с откровенными политтабуретками.

Очень похоже на соцопрос на необитаемом острове, где полностью отсутствует нормальная еда. По заказу неких кулинаров некое агентство проводит исследование среди сотни пассажиров с потерпевшего крушение судна. Вопрос: «Вы предпочтете бутерброд с колбасой или кору с единственного баобаба на этом острове?». И только 44 процента изможденных робинзонов выбрали бутерброд — настолько сильно в них отвращение к этому продукту и даже голод не может победить ужасные воспоминания о колбасе, производства Сергиево-Посадского мясокомбината. Но это не мешает специалистам-социологам сделать вывод о безальтернативности данного продуктового изделия.

Несмотря на откровенный непрофессионализм, проведенный соцопрос дает верное представление о рейтинге губернатора. Я обозначил бы его как электоральную катастрофу. И тем больше катастрофа, что так плохо проведено исследование.

До 28 декабря я полагал, что рейтинг Михаила Меня (в контексте возможных выборов) составляет примерно 60 процентов. Ни с какой социологией по Ивановской области я не был знаком. Оценка исключительно из личного опыта и на основе результатов различных предыдущих выборов в регионе с проекцией на админресурс (скромно назовем это так).

Понимая, что данных для точного прогноза у меня нет, я устанавливал широкий диапазон в пределах от 50 до 70 процентов. Причем склонялся, скорее, к верхней границе, чем нижней, которую считал практически невозможной. А получилось 44 процента — ниже моего низшего предела! Да еще и в компании персон, которых никакой профессиональный социолог не должен был включать в список возможных конкурентов. Ведь очевидно, что цель исследования установить реальный потенциал действующего губернатора безотносительно к сложившейся системе и практике выборов.

Чтобы понять, что такое Мень, его необходимо было оттенить персонами, которые обладают хотя бы малым и средним рейтингом (степенью) узнаваемости. Все предложенные кандидатуры в вопросник вообще не должны входить, поскольку обладают уровнем узнаваемости, стремящимся к нулю (как минимум, в пределах статистической погрешности).

И кто же должен был войти в список? Первый номер, безусловно, нынешний зампред правительства Ивановской области Александр Фомин, Это бывший мэр областного центра, единственный в местной элите политик, который выигрывал прямые, большие выборы. Как политик регионального уровня он весьма неплох. Его знают и помнят, он импозантен, он хорошо и убедительно говорит (однозначно, лучше, чем Мень, у которого есть серьезный недостаток — плохо воспринимаемый набор неконкретных, популистских выражений, создается образ этакого начетчика).

Сюда же должен быть включен нынешний мэр, глава городской администрации Александр Кузьмичев, по должности. Его знают, и хотя он не обладает набором качеств Фомина, именно Кузьмичев на острие электорального внимания. Именно он, в большей степени, чем кто-либо другой воспринимается жителями, как реальная власть и тот, от которого многое зависит.

Следует сказать, что мэр областного центра — идеальная стартовая площадка для будущего губернатора. Кузьмичев — вещь в себе. Он, очевидно, уже имеет политические амбиции, которые подогреваются его ближайшим и столь же, как и он сам, не вполне адекватным окружением. Заметно, что в последние несколько месяцев Кузьмичев откровенно начинает хамить (зачастую, не только в переносном смысле).

Кого бы еще следовало включить в список возможных кандидатов, так это Сергея Пахомова. Причем должность, которую он занимает — председатель Областной думы — это должность для политических самоубийц. Руководитель регионального парламента формально второй по должности человек. Но как показывает опыт — это фигура, уровень известности которой чрезвычайно низок. Избиратели не воспринимают депутатский корпус в целом и депутатскую работу, как важный элемент, влияющий на положение дел в регионе. Отношение к местному парламенту скорее пренебрежительное.

Депутат может быть известен и популярен, если только он позиционирует себя не как депутат. Тот же Фомин, когда шел на выборы мэра, будучи депутатом Законодательного собрания (так называлась тогда Дума) шел не как человек, написавший много хороших законов и умно голосующий, а как успешный предприниматель, человек, многого добившийся (хотя, это и преувеличение — ЗАО «Восток» к тому времени  было, по сути, банкротом, а Фомин своих партнеров-совладельцев, мягко говоря, не очень верно информировал, выводя деньги из предприятия).

Однако Пахомов также еще и лидер регионального отделения партии «Единая Россия». Это повышает его статус и делает более узнаваемым. В список следовало бы включить и вице-губернатора Виктора Смирнова.

Если бы вопрос задавался с таким набором кандидатов, то Мень не набрал бы и этих 44 процентов. Судя по всему, на данный момент базой для него можно считать не более трети избирателей. Повторю еще раз, что это катастрофа. Понятно, что семь лет у власти не проходят даром — налицо психологическая усталость избирателей, которая самодостаточна и не зависит от реальных успехов или неуспехов политика.

Однако при соревновании с табуретками более половины голосов обязан набирать любой политик. Мы наблюдаем заметную эрозию доверия и ожиданий ивановцев. Причем не только к фигуре губернатора, но и в его лице ко всей ивановской «партии власти».

В таких условиях (если мы будем иметь в виду реальный, конкурентный политический процесс) любые активные усилия могут опрокинуть рейтинг региональной власти в пропасть.

Главный итог проведенного социсследования (за что, вообще-то, большое спасибо редактору журнала «1000 экземпляров» и рулевому «Слухов и фактов» Алексею Машкевичу) заключается в том, что ни у Михаила Меня, ни у его команды практически нет резервов, нет подушки безопасности. Со средним бюджетом, с одним нормальным кандидатом и парочкой спойлеров (которые бы «гасили» Меня), даже без телевизора месяцев за шесть рейтинг губернатора можно было бы опустить ниже уровня плинтуса в его кабинете.

Проведенное исследование должно наполнить энтузиазмом многих, кто собирается бороться за Областную думу образца 2013 года, выборы в которую пройдут в сентябре.

Вас заинтересует

Читайте также