Плохи дела у полпреда Бабича

Полпред президента Михаил Бабич забросил все старые дела. Собирает остатки кавалерии и старую гвардию — на Волге и Каме ожидается сильный ледоход.

Незадолго до Нового года город Владимир покинул давний соратник нынешнего полпреда президента в Приволжском Федеральном округе Михаила Бабича, его порученец по особым делам Александр Козыро. Он отправился к новому месту службы — в Нижний Новгород, где расположена штаб-квартира полпреда в ПФО.

Александр Сергеевич, несмотря на то, что его шеф уже давно занимается делами Поволжья в высоком статусе полпреда, тем не менее, оставался на хозяйстве во Владимирской области. И только спустя ровно год бросил владимирскую вертикаль на произвол судьбы. Этому есть две причины.

Первая. В Москве определились с кандидатурой нового губернатора Владимирской области (у коммуниста Николая Виноградова срок полномочий заканчивается в марте). Им, скорее всего, будет недавно назначенный главным федеральным инспектором (ГФИ) во Владимирской области Сергей Рыбаков. До этого он в чине генерал-майора занимал должность заместителя начальника аппарата Министерства обороны. Это, можно сказать, человек родной Бабичу, который всегда был близок к военным и, который, в определенной степени, является ставленником армейского (в широком смысле) лобби.

Таким образом, с делами, то бишь с властью, во Владимире все понятно, в регион пришел серьезный человек федерального уровня. Александр Козыро же — тяжелая артиллерия, специалист по тайным операциям, можно сказать, серый кардинал. Такой в регионе должен быть один, иначе это и конфликт интересов, да и просто это нарушение негласной этики.

Бабич — человек команды, и он убрал Козыро с поляны, которая теперь за Рыбаковым. Впрочем, он его может и оставил бы (когда Михаилу Викторовичу надо, то он сам правила изобретает и решает, что можно, что нельзя, что этично, а что нехорошо), но, по всей видимости, такой специалист, как Александр Сергеевич Козыро понадобился полпреду в Нижнем.

Чтобы лучше понимать про полковника ВДВ Козыро, сделаю небольшое лирическое отступление. Забавная историйка, настолько забавная, что как вспомню, до сих пор смеюсь.

Ноябрь 2011 года, Владимир, скоро выборы в Госдуму. Зашел я как-то к полковнику Козыро, поболтать с земляком, обсудить происки мировой закулисы, которая не считает грядущие выборы президента Путина легитимными (выборы в Госдуму, если кто не знает, интересовали власть только с этой точки зрения: дабы обеспечить широкую поддержку второму пришествию Путина).

Занимал Козыро какую-то фальшивую должность в мэрии, типа советник. Кабинет у него был не в основном здании администрации, а по соседству, куда все и ходили за указаниями, в том числе и из другого здания по соседству, где размещается региональное отделение «Единой России».

Так вот, сидим, разговариваем и вдруг, заходит какой-то молодой человек. Козыро, я так понял, его ждал, он мне и говорит: ты, мол, подожди, земляк, тут ко мне лидер партии пришел, надо мне с ним потереть. Я удивился, что еще за лидер партии во Владимире, которого я не знаю! И тут я догадался.

Я ж его просто не узнал. Это был лидер местной ЛДПР некто Золочевский. А почему не узнал-то. Буквально за день до этого на местном ТВ шли политические дебаты. Золочевский, образно выражаясь, рвал на себе тельняшку, метал громы и молнии и, прямо говоря, мочил «Единую Россию» так, что пыль столбом и волосы дыбом вставали, особенно, у телеведущей. А тут — интеллигентный юноша, очки надел (стекла, мне кажется, однако простые). В общем, контраст.

Недолго они поговорили, Козыро его быстро выпроводил, и мы продолжили беседу о судьбах мира и политической ситуации во Владимирской и Ивановской областях.

Вечером того же дня (или следующего, сейчас точно уже не помню) — снова дебаты на ГТРК «Владимир» с участием ЛДПР. Все в предвкушении шоу с избиением младенца — представителя «Единой России». У ведущей даже по телевизору видно, как руки трясутся.

Лидер ЛДПР Золочевский, без тельняшки, при галстуке, в пинжаке с карманами. Но это никого не насторожило, даже меня, хотя я и видел его в кабинете у Козыро. Доходит очередь сказать вступительное слово представителю ЛДПР. Этот парень и говорит: А что, мол, мы все про политику да про политику, я предлагаю сегодня обсудить проблемы юных рационализаторов и изобретателей Владимирской области!

Тут я и свалился от хохота со стула. Ну, с восхищением думаю, поговорил Козыро с лидером партии. Ай, да Александр Сергеич, ай, да сукин сын! И про ЛДПР на владимирщине все до конца выборов напрочь забыли.

Вот какой переговорщик Козыро. И он поехал к Бабичу, который его, судя по всему, призвал неспроста.

Приволжский Федеральный округ, наверное, самый сложный и важный в стране. Даже важнее и сложнее Северо-Кавказского, где на самом деле все просто и понятно. Там нужно лишь хоть в какой-то степени отследить финансовые потоки, которые идут в республики, чтобы обеспечить лояльность основных кланов и групп до Олимпиады в Сочи. А потом… на потом вряд ли кто загадывает и имеет какие-то сценарии. В крайнем случае, рецепт с бетонным забором и колючей проволокой по северо-западной границе СКФО можно реализовать всегда.

И все совсем не так в Поволжье. Здесь все проблемы нужно решать по-настоящему, никаких планов «Б» нет и быть не может. А проблемы не хуже северо-кавказских, только с отягощением. Национальные республики Поволжья могут разговаривать с Центром с позиции силы и самодостаточности. Местные кланы от московских денег не зависят.

Михаил Бабич относится к тому типу людей, которые всегда по-настоящему решают проблемы. Плохо ли, хорошо — другой вопрос. Но они не строят потемкинских деревень и не делают вид, что они власть, а на самом деле пустое место. Так было в Чечне, куда Бабича назначили премьером и где Михаил Викторович тут же попытался сесть на все финансовые потоки и почему тут же разругался с ныне покойным Кадыровым-старшим. После отъезда из Чечни Бабич отсиживался в Ивановской области, поговаривают, под охраной автоматчиков.

Несомненно, что за год полпредства Бабич влез или даже ввязался во все проблемы, скандалы и схемы округа. Бабич всегда пытается рулить так, словно, кроме него больше власти нет. А это в случае с полпредством далеко не так. Очевидно, что он сейчас испытывает дефицит полномочий и административных возможностей для решения тех проблем, которые есть между Москвой и регионами ПФО и которые Бабич по своей привычке пытается решить, а не оттянуть и переложить либо в будущее, либо на кого-то другого.

Провала в Приволжском округе ему уже не простят, как это было в Чечне, которую саму по себе можно считать форс-мажором. Бабичу сейчас не до ставших ему такими родными Владимирской и Ивановской областей.

А жаль. Два губернатора очень нуждаются в некотором руководстве со стороны. Оба они, несмотря на разный возраст и партийность, по сути, политические собратья — оба словно пыльным мешком ударенные. Только над Виноградовым во Владимире все смеются в открытую, а над Менем в Иванове пока еще только в ладошку, но перспективы хорошие (особенно на фоне вот таких рейтингов, которые Мень, похоже, сам и организовывает).

Вас заинтересует

Читайте также