Веселого Роджера поменяли на хулиганку

Уголовное преследование Гринпис может вывести природоохранную деятельность на новый уровень — уровень терроризма.

Следственный комитет смягчил обвинение гринписовцам, штурмовавшим нефтяную ледостойкую платформу «Приразломная» в Печорском море (юго-восточная часть Баренцева моря), с пиратства на банальные хулиганские действия. Все-таки международный статус и международное общественное мнение для российских властей еще что-то значат.

Поначалу Путин, видимо, перепутал гринписовцев с российской партией зеленых и решил, что с ними можно поступать как угодно.

Пиратство в отсутствие мотива на «завладение чужим имуществом, совершенное с применением насилия либо с угрозой его применения», как гласит Уголовный кодекс, — явно не пиратство. Гринпису газпромовская нефтяная платформа и на фиг не нужна. Мало этого, согласно решению Федерального Арбитражного суда Московского округа, платформа «Приразломная» является стационарным гидротехническим сооружением и не является судном. УК РФ же гласит, что пиратство — это «Нападение на морское или речное судно в целях…» и так далее.

Следственный комитет России предъявляет официальные обвинения представителям международной организации в совершении преступления за действия, которые не подпадают под обвинение ни по каким самым формальным основаниям! С тем же успехом Гринпис можно было обвинить в покушении на президента России — ведь Путин мог оказаться в это самое время на «Приразломной», и слава Богу, что не оказался, но это чистая случайность, поэтому всем по двадцать лет.

Вне зависимости от сути обвинения, уголовное преследование гринписовцев может создать опасный прецедент — опасный не для экологов, а для мирных граждан.

Самые экзотические и агрессивные действия Гринпис никогда не были направлены против общества, скорее, наоборот. С ними боролись и борются частные компании, но государства, как правило, не включаются в эту борьбу: Гринпис — это не их история.

Защита от гринписовцев всегда ограничивается мерами физической обороны и создания материальных преград. Их могут утопить, облить, избить, испачкать, но их не сажают в тюрьму — это негласное правило, нарушение которого грозит терроризмом.

Терроризм — это, в первую очередь, деяние, совершенное против общественной безопасности и общественных интересов. Гринпис ходит близко к этой грани, но не пересекает ее. Нет сомнений, что внутри организации существуют и отнюдь не миролюбивые фракции и группы — какое-нибудь «военизированное крыло», которое пока еще не военизировалось, но только ждет удобного повода и причины, чтобы усилить свои позиции в Гринпис и в экологическом движении в целом.

Действия Российского государства (и любого другого) по уголовному преследованию Гринпис могут усилить настроения экологического терроризма: видите, мол, они нас в тюрьмы сажают.

Если гринписовцы получат реальные сроки наказания, то это многим просто-напросто развяжет руки. До сих пор экологи с одной стороны и корпорации и государства с другой жестко бодались друг с другом, а теперь они могут начать убивать друг друга.

Вас заинтересует

Читайте также