Знание умножает скорбь

— Что Вы думаете по этому поводу, Ватсон?
— Запутанная история…
(К/ф «Шерлок Холмс»)

Действительно, запутанная, можно даже сказать, мутная история с похищением 23 июля 2013 года видеорегистратора из полицейского автомобиля инспектора ГИБДД Евгения Харанеко. Кража была совершена в тот же период (момент), когда Мамо Фероян, сын крупного и очень известного ивановского бизнесмена Телмана Ферояна, избил полицейского Харанеко.

Евгений Харанеко получил серьезные травмы головы, сейчас он за счет обвиняемого и его родственников проходит сложное лечение в Москве.

Совершивший кражу видеорегистратора человек — это, вроде бы, брат Мамо Ферояна (внебрачный сын Телмана Ферояна), который был за рулем одной из машин, попавших в ДТП. Впрочем, личность его не так уж и важна (вскоре, после начала суда все личности станут официально известны).

Расследование нападения на сотрудника полиции идет своим чередом, а вот дело о хищении видеорегистратора уже передано в суд. Оказывается, это были два разных уголовных дела!

С точки зрения банальной эрудиции вполне логичным кажется включение эпизода о краже регистратора в уголовное дело об избиении инспектора ГИБДД, так как в нем могут содержаться видеоматериалы, запечатлевшие хоть что-то из того, что предшествовало или сопутствовало совершению преступления. Вне зависимости от того, включена была видеокамера, выключена, сломана, или на ней записаны мультики.

Тем более, сам факт кражи видеорегистратора в момент совершения другого преступления является важнейшим обстоятельством для следствия. Простите, должен являться.

Вещественные доказательства хранятся в материалах уголовного дела и рассматриваются судом в рамках конкретного обвинения.

Таким образом, в судебном следствии по делу о нападении на сотрудника полиции мы видеорегистратора и записей, которые в нем хранятся, не увидим. Потому что это вещественное доказательство проходит по другому уголовному делу.

Более того, так как одному из клана Фероянов вменяется только тайное хищение, то есть кража имущества, то суд не должен изучать видеоматериалы, содержащиеся на флэш-памяти устройства — они не имеют отношения к статье обвинения и не могут пролить свет на сам факт хищения.

Не исключаю, что следствие по делу о нападении на сотрудника полиции Харанеко каким-то образом изучило материалы с видеорегистратора, и они будут приложены к делу как-то отдельно от самого регистратора. В любом случае, непонятно, зачем нужно городить такой огород.

Что бы ни говорили юристы, но единственное разумное объяснение выделению кражи видеорегистратора в отдельное производство заключается в том, чтобы следствие имело возможность свободно манипулировать той информацией, которая, возможно, находится (или не находится) в памяти устройства.

Общественность уже вынесла свой приговор по этому делу, поэтому любая неочевидность в уголовном деле может иметь неприятные социально-политические последствия.

Для «общественности» сразу же оговорюсь, что я, конечно же, расист (хотя армяне, вроде бы нашей, белой расы), защитник христианских святынь (хотя, армяне, вроде бы тоже христиане), в общем, такую личную неприязнь испытываю к этим акопянам, что кушать не могу, также я терпеть не могу всех, кто спустился с греческой горы Пиндос — мне просто важно знать, что там было на самом деле, а не выбирать в качестве удобной версию Фероянов, полиции или общественности.

Вас заинтересует

Читайте также