ИВАНОВОLIVE

Искусство по-прежнему в долгу

Ивановские чиновники от культуры пролонгировали на годы вперед ивановское театральное болото. А ведь когда-то в Иванове был такой образец настоящего театра, который в свое время сделал большую славу городу.

Правительство Ивановской области утвердило Концепцию развития театрального дела в Ивановской области до 2020 года. На неделю раньше срока.

Вообще-то, во вторник 18 марта правительство должно было рассматривать программу увеличения дорожного строительства. Однако в этот день врио губернатора Павел Коньков ездил в Москву Путина послушать по случаю заключения договора о присоединении Крыма. Концепцию развития театрального дела без главы региона можно принять, а вот дорожное строительство без него обсудить нельзя, поэтому провели рокировку. Это, кстати, тоже показатель.

Спешу сразу успокоить театральную общественность и театралов (хотя, кого-то, возможно, разочаровать) — никакой концепции развития театрального дела не принято, то есть она не претерпела изменений.

Принятый документ и документом назвать нельзя. Концепция, как некий способ понимания того или иного явления, в нем отсутствует напрочь. Планом или стратегией его тоже назвать нельзя: отсутствуют целевые индикаторы, впрочем, как и собственно цель и задачи, которые необходимо решить для ее достижения.

Документ всего-навсего подтвердил неизменность существующей концепции развития театров. Это бюджетная отрасль, которая требует финансирования с целью обеспечения занятых в ней людей работой и заплатой. Деятельность театров — это государственная или муниципальная услуга. Потребители услуги — население Ивановской области. Услуга должна быть доступной, в первую очередь, с ценовой точки зрения. Структура потребителей услуги должна включать все возрастные группы населения.

Что собой представляет театральное дело в Ивановской области? Это четыре государственных профессиональных театра: Ивановский музыкальный театр, Ивановский драматический театр, Ивановский театр кукол и Кинешемский драматический театр. А также двадцать самодеятельных театральных коллективов при домах культуры.

Посещаемость профессиональных театров в 2013 году составила 250 тысяч зрителей. Средняя заработная плата работников театров составила 13700 рублей, это на 25 процентов больше, чем в среднем по культуре (10988).

Доходы театров от продажи билетов — 35 миллионов рублей. Бюджетное финансирование — 137 миллионов рублей.

Итак, мы видим неизменность концепции театрального дела в Ивановской области. Плохо это или хорошо? Кому как.

Работникам театров, конечно, хорошо. Они получают уверенность в завтрашнем дне вне зависимости от профессионального мастерства, так как конкуренция отсутствует полностью. Впрочем, не всем артистам хорошо.

Отсутствие прямой зависимости между творческим успехом и финансовым результатом превращает театр в серпентарий, в котором правят бал не режиссер и Мельпомена, а одно из поколений актеров. На рубеже 1990-х я имел возможность вплотную наблюдать за тем, что происходит в ивановских театрах, особенно, музыкальном. Могу ответственно заявить, что не одно поколение молодых девчонок погибло в этих стенах. Новые режиссеры, услышав их голоса, сначала давали  им карт-бланш, а потом поколение актеров, игравших молодых любовников со старческим румянцем на щеках, отправляло их в массовку.

Потребителям услуги в массе своей тоже хорошо. Они знают, что есть ивановский театр, есть московский театр (недоступный, разумеется) и есть редкая московская антреприза. Они получают то, что есть и не думают о том, что концепция может измениться.

Мельпомене все равно. Она как Бог, ни во что не вмешивается: есть — есть, нет — нет.

Ивановской культуре, как некоему эфемерному, неосязаемому и субъекту, и объекту, а не как профессиональному сословию, думаю, что не очень хорошо.

Если мы говорим о концепции развития театрального дела в Ивановской области, то почему театральной, культурной и просто ивановской общественности не было представлено ни одного варианта этих самых концепций?

Собственно, концепций может быть только две. Репертуарный театр и антреприза. Впрочем, может быть и еще одна: закрытие всех театров, и направление бюджетных средств только на организацию в Иванове полноценных гастролей московских театров два-три раза в год. Это было бы, несомненно, грандиозное событие в культурной жизни города и области.

Антреприза в ситуации с бюджетным финансированием вполне возможна. Но ей будут противостоять «люди театра».

Мы имеем непримиримое и непреодолимое противоречие между искусством и зрителями с одной стороны и социальной группой «люди театра» — с другой. Это противоречие не имеет разрешения в условиях концепции репертуарного театра. Этакое болотце, которое существует всегда, живет какой-то своей внутренней жизнью, изредка и вполне себе случайно выплескивая удачи, а постоянно генерируя рутину и тоску.

Это системное противоречие, которое мало зависит от воли и желания людей, даже талантливых и честных.

Характерным примером возможного культурного возрождения при переходе на антрепризу может быть существовавший в Иванове во второй половине двадцатого века театр Регины Гринберг. Народный театр — это ключевой момент, который и роднит его с антрепризой.

В театре Регины Михайловны не было профессиональных актеров. Она была абсолютно свободна в своем творческом и административном выборе. Поэтому ее театр по принципу формирования репертуара и подбора актеров можно назвать антрепризой.

Это к ней в Иваново, в ее театр приезжали Евтушенко, Любимов, Вознесенский, Ахмадулина, Окуджава, Володин.

Причем Александр Володин свою пьесу «Две стрелы», по которой Сурикова сняла фильм, написал специально для театра Регины Гринберг и никому ее не отдавал и не говорил об этом. Один из актеров театра при поступлении в театральное училище в Москве прочел отрывок из пьесы, и члены приемной комиссии недоуменно спросили его: «Молодой человек, а что это вы читаете?».

По сути антрепризный, театр Регины Гринберг в течение двадцати лет был культурным событием не только Иванова, но и страны. Один талантливый человек, будучи свободен внутренне и административно, может сделать колоссальную работу.

Вот это была бы концепция, вот это бы имело значение для ивановской культуры.

Учась в школе, в десятом классе я был занят в спектакле Регины Гринберг «Две стрелы», который, к сожалению, она так и не выпустила. Будучи совсем юношей, тем не менее, я тогда уже понимал и видел, что у Регины Михайловны просто кончились силы, и она переключилась на театр-студию, который впоследствии получил имя Высоцкого.

Конечно, такие явления, как театр Гринберг, обычно существуют вопреки. Однако же удивительно, но в советские годы в Иванове существовал такой театр, существовала параллельная официозу культурная жизнь, а сейчас нет. Впрочем, возможно, что я ее просто не вижу, но так и культурная бюрократия ее тоже не видит.

Вас заинтересует

Популярное

Еще новости