L и V сидели на трубе

Кругом какая-то засада, нет хороших новостей. Что ни день, то очередная гадость про долги, нефть, рубли и коррупцию – и все как-то беспросветно.

Одно светлое пятно на мрачном фоне – обращение Путина к Федеральному собранию. Так и то ведь оптимизма хватило лишь до вечера. Он вроде и пригрозил кому надо, и разъяснил что не так, а нефть не подорожала, рубль не подешевел, производительность труда не выросла, блудные капиталы в страну не вернулись.

Скажете, еще не вечер? Не знаю, в контексте майских (2012 года) своих же указов Путин сейчас ничего не может ни пообещать, ни потребовать, ни даже попросить – все уже пообещал, потребовал и попросил.

Сегодня нужно только почивать на лаврах и заслушивать отчеты. Невозможно же каждый год ставить судьбоносные задачи – уж и придумывать нечего. А в 25 миллионов новых высокооплачиваемых рабочих мест и полеты на Марс как-то не очень верится, если на «Тепличном» ни огурцов, ни директоров не содют.

При этом есть стойкое ощущение, что все только начинается.

Отложенный эффект падения цен на нефть мы почувствуем еще только в следующем году. Но у нас ведь есть еще и газ, наше все Газпром, который ничуть не менее важен, чем нефтяники.

Точной формулы расчета цен на экспортный газ никто не знает: это коммерческая тайна. Но известен алгоритм. Основанием для формирования цены служит цена на нефть за предшествующий период в 6–9 месяцев. То есть сейчас Газпром находится в условиях еще стодолларовой нефти, и получает колоссальную сверхприбыль, которая не отсекается никакими экспортными пошлинами.

Живет и работает ведь Газпром в России, здесь деньги тратит, здесь платит налоги и покупает футбольные поля. За один экспортный доллар летом он получал 35 рублей, а сейчас – 50. То есть выручка Газпрома выросла почти в полтора раза, а чистая прибыль, судя по всему, в разы.

Кстати, из барышей мог бы списать долги «Тепличному», как безнадежные. Той же Украине они с Путиным за четырнадцать лет десятки миллиардов долларов подарили за доброту и дружбу.

Правда, этот газпромовский праздник кончится к весне, когда цены придется приводить в соответствие с нефтяными (сегодня 65 долларов). Ну, а к лету совсем стабильность наступит, когда период низких цен на нефть достигнет девятимесячного рубежа.

Однако главный вопрос на сегодня не цены на нефть, которые когда-нибудь снова вырастут (хотя, за это время может многое измениться). На повестке дня остро стоит вопрос: какая буква – L или V?

Этими буквами, точнее, их характерным начертанием визуально определяется то, как происходит восстановление экономики после кризиса.

Возможен отскок – буква V – такой же резкий и быстрый, как падение перед этим после достижения дна. А возможен долгий и мучительный боковой дрейф после резкого падения и достижения дна.

Эти буквы рисуются главным экономическим индикатором – графиком фондовых и товарных рынков (цены акций компаний и контрактов на поставку товаров).

После кризиса 2008–2009 годов мировая экономика вписалась в сценарий резкого отскока, то есть V-образного графика падения и последовавшего бурного роста. Почти вся мировая экономика, за исключением России.

Основной биржевой индекс России, РТС не смог достичь предкризисных уровней. При этом американские и европейские рынки их намного превзошли.

Если же брать наше всё, Газпром, то его персональный сценарий чахлого восстановления за эти пять лет – та самая буква L. Ее боковая черта, конечно, слегка выгнулась вверх, но в самой высокой точке едва достигла половины докризисного роста, а сегодня лежит (лежит натурально) в области всего лишь 15 процентов роста от нижней точки падения октября–ноября 2008 года.

Таким образом, даже восстановление после кризиса 2008–2009 не было полноценным восстановлением. Мы просто двигались вслед растущим ценам на нефть, но при этом не были в глобальном тренде экономического роста. Поскольку даже краткосрочного (пока еще краткосрочного) падения цен на нефть хватило, чтобы полностью остановить экономический рост в стране.

Даже восстановление цен на нефть и газ до прежних высоких уровней не приведет к восстановлению экономики. Потому что его на самом деле не было и пять лет назад. Внутренние проблемы российской экономики только усугубились за эти годы. Поэтому после достижения дна (когда оно будет никто не скажет), отскок может быть очень плохим. Если только нефть не проявит какие-то ценовые чудеса.

Самое главное. Путин здесь вообще ни при чем. Та система, в рамках которой мы существуем и которая выстроена стараниями Путина – зависит не от Путина, а от арабских шейхов, от США, от нищих украинских националистов, от загнивающей Европы. От кого угодно, только не от национального лидера, наших стратегий, наших желаний и наших усилий.

Мы в своей стране живем, как кинозрители с попкорном, которым перед сеансом даже не говорят, какой фильм – а что покажут.

Вас заинтересует

Читайте также