17 процентов – как 17-й год

Устами Банка России глаголет истина, в том смысле, что многое скоро будет оценено по-другому и многое теперь пойдет не так.

Надо же было Банку России прошедшей ночью повысить ключевую ставку именно до 17 процентов, ну хотя бы до 16,5. Не следует недооценивать магию чисел, тем более что до 2017-го осталось два года.

Вообще, у Банка России (Центральный банк Российской Федерации) есть два вида ставок: ключевая и ставка рефинансирования.

Ставка рефинансирования не менялась с 14 сентября 2012 года, и составляет 8,5 процента годовых. В настоящий момент (с появления в 2013 году ключевой ставки) ее роль несущественна. Она не используется для определения стоимости кредитования коммерческих банков.

По ставке рефинансирования определяются пени за неуплату налогов или за просрочку выплаты заработной платы и так далее.

Через год (в январе 2016-го) ставка рефинансирования будет приведена в соответствие с ключевой ставкой.

Ключевая ставка ЦБ РФ была введена 13 сентября 2013 года. Это именно та ставка, которая определяет стоимость денег. По этой ставке Банк России предоставляет коммерческим банкам  кредиты на различные сроки от одного дня до 549 дней.

При этом следует сказать, что коммерческие банки –  это все банки страны, включая так называемые госбанки, которые тоже коммерческие, только принадлежат государству. Некоммерческих банков всего два – это Банк России (ЦБ РФ) и ВЭБ, обладающие особым статусом.

За два с половиной года ключевая ставка выросла с 5,5 процента годовых до 17 процентов. Причем, основной рост, с 8 процентов, произошел за последние четыре месяца.

В соответствии с решением Совета директоров Банка России от 16 декабря 2014 года, кредиты банкам будут выдаваться на условиях от 17 до 18,75 процента, в зависимости от срока и вида кредита.

Еще в августе это было 8 процентов!

Понятно, что коммерческие банки, по сути, покупая деньги у ЦБ, сами перепродают их своим клиентам по более высокой цене.

Разумеется, банки могут брать деньги не только у ЦБ, но и у своих клиентов (вклады, займы, депозиты). Например, наше финансовое всё – Сбербанк – платит гражданам по вкладам в пределах 6–8 процентов годовых.

Решение ЦБ мало повлияет на инфляцию, причины которой глубже, чем просто стоимость заимствований. В любом случае, это может дать результат только в перспективе нескольких месяцев.

Зато абсолютно точно следует быть готовыми к кредитам на уровне от 17–20 процентов. И для бизнеса, и для ипотеки, и для всего остального. Такие кредиты могут быть выгодными для получателя только в одном случае – если инфляция еще выше. Это замкнутый круг.

В перспективе нескольких месяцев можно предположить стабильное положение рубля с одновременным замораживанием кредитования экономики равно и самой экономики.

Долго это продолжаться не может, потому что экономика просто кончится вместе со стабильным рублем. Поэтому на повестке дня та самая магическая цифра 17, которая, как и сто лет назад разделит нашу эпоху на до и после.

На мой взгляд, Банк России сделал этой ночью большую ошибку, по сути, сам став жертвой паники. Необходимо было символическое повышение и мощные вербальные интервенции. Только проблема в том, что нынешнее руководство ЦБ РФ не внушает рынкам уверенность.

Рынок – это неопределенная группа физических лиц и хозяйствующих субъектов, которые часто подвержены влиянию слухов и панических настроений. Поэтому самое главное – это доверие к финансовым регуляторам, государственным институтам и государству в целом.

Буквально несколько дней прошло, как страну в очередной раз зомбировал Путин. Сразу за ним – Медведев. Успешные визиты в Турцию и Индию. Ничего не помогло и не помогает.

На повестке дня глобальный вопрос доверия, которого нет.

Рынок не верит никаким словам и действиям президента и правительства. Народ верит, а рынок не верит.

Надо понимать, что народ – это всегда объект манипуляции в хорошем или плохом смысле слова. Его учат, воспитывают, убеждают. Восприятие народа в целом запаздывает на определенный период времени, который можно продлить, но нельзя отменить.

Сначала доверие исчезает в каких-то маргинальных слоях, потом в околомаргинальных, которые мы можем презрительно называть либерастами, демократами, креативным классом, рассерженными горожанами. И здесь нет вражеской пропаганды – это объективный процесс.

Пропаганда – это вообще ничто, она работает только в заданных благоприятных условиях. Пропаганда не решает ни одной реальной задачи.

Вся страна за Путина, а экономика против. Рынок просто первым взбунтовался. Как дальше пойдет – вот вопрос.

Путин и его окружение исходят из фундаментального предположения, что нефть всегда будет товаром с высокой ценой. Можно немного потерпеть, а там – 200 долларов.

Это может оказаться ошибкой всей его жизни. Бывший министр нефти Саудовской Аравии Ахмед-Заки Ямани сказал как-то, что каменный век кончился совсем не потому, что кончились камни. Также и нефтяной век кончится не потому, что кончится нефть, а по другим причинам, и намного раньше.

Вас заинтересует

Читайте также