Теща замглавы городской администрации вышла из «Ивановского бройлера»

Вокруг местного флагмана сельхозпроизводства, «Ивановского бройлера», сошлись интересы соратника Бориса Минца, регионального правительства, владельца компании «Союз» Евгения Маркова и федерального бюджета. А команда Михаила Меня попрощалась с ивановцами.

«Ивановский бройлер» (Горинская птицефабрика) – одно из крупнейших предприятий и крупнейшее в агропромышленном комплексе Ивановской области. Находится в процедуре банкротства с 4 апреля 2014 года. Тем не менее, работает, и как рассказывали зампред областного правительства Дмитрий Дмитриев и начальник департамента сельского хозяйства, осенью прошлого года оно вышло на 70 процентов своей мощности и имеет хорошие перспективы.

Несмотря на, казалось бы, явный потенциал по выходу из кризиса, основные кредиторы ОАО «Ивановский бройлер» (их два и оба в Иванове, о них чуть позже) и внешний управляющий Алексей Рычагов почему-то не видят иной судьбы для предприятия, кроме конкурсного производства и ликвидации.

При этом вокруг птицефабрики именно сейчас и именно в связи с ожидающимся конкурсным производством идет нешуточная суета, в дело вступают новые игроки. И все это очень похоже на рейдерский захват под прикрытием процедуры банкротства.

Одно из самых интересных событий, правда, не столько из сферы бизнеса, сколько политики. Пресловутая (реальная) теща бывшего начальника департамента имущества Ивановской области, а ныне замглавы администрации города Иванова по имуществу (возможно, скоро тоже бывшего) Андрея Степанова выходит из «Ивановского бройлера».

Михайлова Людмила Георгиевна продала свою долю очень известному в узких кругах ивановцу, ныне москвичу Александру Вагину. Это соратник, компаньон и личный друг уж совсем известного ивановца – Бориса Минца.

Оба они окончили Ивановский государственный университет. Только Минц физический факультет, а Вагин экономический. Оба кандидаты наук (соответственно, технических и экономических) и доценты (Борис Минц преподавал на кафедре высшей математики Ивановской текстильной академии).

С 2001 по 2003 годы Александр Вагин работал заместителем генерального директора «Медиа-Холдинга РЕН ТВ». Гендиректором был Борис Минц, а основным акционером РАО «ЕЭС России».

Затем в течение нескольких лет Вагин работал финансовым директором, первым замом гендиректора финансовой корпорации «Открытие», которой руководил Борис Минц (он же был и совладельцем компании).

В настоящий момент Александр Вагин владелец корпорации «Открытая стратегия девелопмента» (корпорация «ОСД»), гендиректор компании его сын Константин.

Также у Александра Вагина в начале и середине 2000-х был в Иванове совместный бизнес с бывшим деканом экономического факультета, ныне ректором ИвГУ Владимиром Егоровым. Их совместное предприятие называлось (сейчас закрыто) «Консультационная фирма «Лоция».

Владение «Ивановским бройлером» осуществляется через инвестиционно-консалтинговую компанию «Провинция», у которой 100 процентов акций предприятия. Вторым собственником остался Павел Кудряшов, бывший гендиректор птицефабрики, отстраненный от управления после введения процедуры банкротства.

Другая интересная личность – это внешний управляющий Алексей Рычагов. Позволю сказать, что личность интересная, но, несмотря на формальные функции и полномочия, отнюдь не ключевая. О новом ключевом игроке чуть позже.

Рычагов – профессиональный внешний управляющий. Очень много чего обанкротил и ликвидировал. Однозначно, аффилирован с господами Гущиным (гендиректор «Иврегионсинтеза») и Куликовым (первый зампред правительства Ивановской области, личный друг губернатора).

Одновременно с работой на «Ивановском бройлере» Рычагов еще и конкурсный управляющий на двух предприятиях-банкротах Гущина и Куликова – «Колобовская ткацкая фабрика» и «Юнистайл». Также он ликвидировал гущинско-куликовскую «Зиновьевскую мануфактуру», сейчас предложен на должность внешнего управляющего основной компании Гущина и Куликова ЗАО «Компания «Мега» (решение о банкротстве ожидается, документы в суде).

Причем, кандидатуру Рычагова на должность управляющего предлагают сами владельцы компаний-банкротов, которые сами себя и банкротят. И, как правило, у предприятий Гущина и Куликова никакого бизнеса уже нет, в отличие от «Ивановского бройлера», а они все желают от Сбербанка каких-то реструктуризаций и поддержки.

У ЗАО «Ивановский бройлер» более сотни кредиторов по всей России: от Калининградской области до Сибири. Но их совокупная доля в долге предприятия не превышает 20 процентов. То есть никакого влияния на решения собрания кредиторов, которые потом утверждает Арбитражный суд, они не оказывают.

Основной долг – 700 миллионов рублей (чуть более 60 процентов) – у Ивановского государственного фонда поддержки малого предпринимательства (ИГФ ПМП). И около 200 миллионов у «Россельхозбанка».

Эти два субъекта формально и определяют судьбу «Ивановского бройлера». Однако нужно понимать, что руководитель Ивановского отделения банка господин Смирнов начальник кредитов только до тех пор, пока Москва не обращает внимания на то, что происходит в Ивановской области.

Есть информация, что накануне ожидающегося решения суда об окончательном банкротстве «Ивановского бройлера», головной офис «Россельхозбанка» в Москве заинтересовался, почему специализированный банк, который должен кредитовать и развивать сельское хозяйство, выступает за ликвидацию действующего предприятия, выпускающего востребованную продукцию и которое генерирует непрерывный денежный поток?

Также, нужно понимать, что Ивановский фонд поддержки малого предпринимательства (ИГФ ПМП) – это государственная структура, учрежденная правительством Ивановской области, и ключевые решения там принимаются губернатором.

Очень важна помимо структуры долга еще и залоговая ситуация. У «Россельхозбанка» в залоге имущество «Ивановского бройлера», а у ИГФ ПМП – акции собственника. То есть банк в любом случае свое получит, а вот Фонд может оказаться ни с чем, если птицефабрика будет ликвидирована, а потом, как птица Феникс возродится под другим названием и с новыми собственниками, одного из которых мы, похоже, знаем.

Причем, деньги Ивановского фонда – это не его деньги. У ИГФ ПМП никогда не было такого бюджета, чтобы выдавать кредит на столь колоссальную сумму – 700 миллионов рублей. Пикантность ситуации придает тот факт, что это средства федерального бюджета, которые в свое время выбил бывший губернатор Михаил Мень, а Фонд был лишь исключительно перевалочной базой.

Деньги шли из Москвы целевым образом «Ивановскому бройлеру» по очень привлекательной, а по нынешним временам так просто волшебной ставке – 2 процента годовых. Основное тело долга нужно начать отдавать еще только в 2017 году. Ну, а пока идут банкротные процедуры, то не нужно выплачивать даже эти смешные проценты.

Нужно сказать и о том, почему, среди прочего, могла резко ухудшиться экономическая ситуация на птицефабрике в 2013 году. После вступления России во Всемирную торговую организацию значительно увеличился экспорт зерна из России (рожь там всякая), что стало причиной роста стоимости кормов на внутреннем рынке. Но не это самое главное.

Практически был открыт отечественный рынок для импортной свинины. Причем здесь свинина и мясо птицы? В производстве колбасных изделий (сосиски там всякие) используют не только «красное» мясо, но и мясо птицы. Если свинины много и она дешевая, то содержание мяса птицы снижается.

До 2013 года «Ивановский бройлер» до 40 процентов своей птичьей продукции поставлял на московские и подмосковные мясокомбинаты. А потом они перешли на дешевую импортную свинину. Сейчас, наверное, идет обратное движение.

Так это всё была присказка. Теперь о банкротстве, которое весьма небанально.

Напомню, что 4 апреля 2014 года была введена процедура «наблюдения». Спустя полгода, 18 ноября на «Ивановском бройлере» было введено внешнее управление.

До этого, 18 июля 2014 года собрание кредиторов (то есть «Россельхозбанк» и ИГФ ПМП, по сути, правительство Ивановской области) определило и форму следующей стадии банкротства, и кандидатуру внешнего управляющего – Алексея Рычагова.

Кредиторы решили, что нужно вводить процедуру внешнего управления. При этом суд указывал: «Из материалов дела, в том числе, анализа финансового состояния должника, отчета временного управляющего следует, что восстановить платежеспособность должника невозможно, целесообразно введение конкурсного производства». Однако суд не может принять решение, отличное от решения собрания кредиторов.

То есть начать процедуру ликвидации «Ивановского бройлера» можно было еще 18 ноября прошлого года, потому что «восстановить платежеспособность должника невозможно». Хотя, в областном департаменте сельского хозяйства считали иначе (о чем было сказано в начале).

Удивительно, но 2 декабря 2014 года в ЕГРЮЛ появляется запись, свидетельствующая о том, что ОАО «Ивановский бройлер» находится в стадии ликвидации. Хотя судом была введена процедура не конкурсного производства, то есть распродажи и ликвидации предприятия, а внешнего управления.

Наверное, единственно, кто мог инициировать в Федеральной налоговой службе внесение такой записи – это внешний управляющий Рычагов, так как прежнее руководство и собственники были отстранены от управления и принятия решений. Значит, на самом деле, решение о ликвидации «Ивановского бройлера» ключевыми игроками было принято еще тогда, но для чего-то понадобилась стадия внешнего управления, которая вот-вот закончится.

И здесь мы переходим к тому самому новому ключевому игроку, который внезапно обнаружился.

По некоторым сведениям, помощником внешнего управляющего на «Ивановском бройлере» работает очень известный ивановский бизнесмен, совладелец компании «Союз» Евгений Марков (второй совладелец Александр Бабиков). Похоже, именно Марков и управляет сейчас птицефабрикой и всеми процессами банкротства, ликвидации и, будем откровенны, смены собственника.

У нынешнего, одного из пока еще собственников птицефабрики, господина Кудряшова и господина Маркова есть то ли бизнес-конфликт, то ли личная неприязнь на почве владения тоже банкротом – ОАО «Зернопродукт», а может и все вместе (что, конечно, хуже). В общем, есть история неких отношений, которые нам сейчас не интересны, но которые многое объясняют.

Чем конкретно занят сейчас Марков? Это очень любопытно. Почему-то такой бесперспективный банкрот очень многим интересен, и слетаются на него не как на птичий помет, а как на мёд.

Евгений Марков занимается скупкой долгов «Ивановского бройлера» перед «Россельхозбанком». Чуть более 5 миллионов он уже выкупил.

В конце марта Евгений Марков обратился в Арбитражный суд с заявлением «О замене конкурсного кредитора ОАО «Российский Сельскохозяйственный банк» в лице Ивановского регионального филиала в рамках требования в размере 5273378,91 рублей на Маркова Е. А.».

Собственно, это все объясняет. В талант бизнесмена и менеджера Маркова я верю абсолютно. Ни о какой безнадежности и невозможности «восстановления платежеспособности должника» ОАО «Ивановский бройлер» не может быть и речи. Идет банальный передел собственности в рамках смены элит.

Участники политэкономических процессов, которые наблюдают ситуацию изнутри, говорят, что команда, которая идет (пришла) на смену меневской, более агрессивна, а главное, более голодна. Новичков там не очень много, но много тех, кто в меневское восьмилетие оказался не у больших дел.

Вот такая вот продолжающаяся история ивановского капитализма.

Вас заинтересует

Читайте также