ИВАНОВОLIVE

Ивановский фандрайзинг: что поднимет вице-премьер Кабанов

Закончилась операция по смене власти в городе Иванове. Из пыльных сундуков достали очередных эффективных менеджеров. Не оказалось бы это единственным достижением команды губернатора.

Вот уже полтора года как после ухода Михаила Меня в Ивановской области работает команда Конькова–Кабанова. Именно так, двое – Коньков и Кабанов. Первый потому что губернатор, а второй потому, что отвечает за политику, а все остальное вторично, тем более в регионе, в котором нет экономики.

Для этой команды, несмотря на, казалось бы, приличный срок работы в полтора года и состоявшиеся выборы губернатора, первое серьезное дело еще только предстоит. Это муниципальные выборы 13 сентября 2015 года.

Выборы губернатора – это детский утренник. Кандидатура известна, утверждена на самом верху. Конфликт внутри элит по персоне невозможен, ситуация на прямом контроле в администрации президента. Плюс к этому, Коньков избирался впервые, у него не было истории, которую можно вспомнить, он еще ничего не обещал, ему невозможно было предъявить претензии ни с чьей стороны.

Муниципальные выборы, которые пройдут по всей области, не просто сложнее и тяжелее – это принципиально иная картина мира. И Конькову с Кабановым здорово повезло, что у них было достаточно времени подготовиться, включая изменение схемы разделения полномочий и наделения полномочиями местных глав.

Ключевая проблема местных выборов – это большое (чрезмерное для полноценного и эффективного контроля и управления) число участников процесса. Общая масса кандидатов по региону разбивается уже по географическому признаку, у нее отсутствует единая повестка дня. В Ивановской области нет общей идеи развития.

Для каждого района и города нужны свои стратегия и тактика. Внутри этих относительно замкнутых образований также нет единства. Множество людей с их личными интересами и амбициями неизбежно создают хаос. Существует теория управляемого хаоса, но управлять хаосом на самом деле еще никто не научился.

В процессе организации выборов (публичные и непубличные процессы и процедуры) возникает огромное количество ниточек, за которые нужно дергать. И чем более жесткая вертикаль власти, тем больше ниточек, потому что горизонтальные связи неустойчивы, саморегулирования нет.

Как известно, самые сложные системы управления – это тоталитарные империи. Они даже могут быть очень эффективны, если производить тяжелейшую работу по тонкой настройке колоссального числа процессов. Для этого и нужен огромный бюрократический аппарат, без которого жесткие системы рушатся.

Многим кажется, что современные выборы очень простое мероприятие: все решается узкой группой людей в тиши кабинетов. В действительности, все точно наоборот.

Выборы без выбора – это сложнейшая, нетривиальная технологическая, политическая, социальная, организационная и финансовая задача. Точнее, набор задач, которые необходимо решить для достижения цели: легитимная власть, подконтрольная одной группе влияния.

Поэтому перед вице-премьером по внутренней политике Андреем Кабановым стоят несколько сложных проблем, опыта решения которых у него нет. И в команде Конькова ни у кого нет такого опыта. Да и ситуация при бывшем губернаторе Мене была в значительной степени другой.

Событие, которое произошло 16 марта – обыски в мэрии и Ивановской городской думе – свидетельствуют о том, что Кабанов не справляется.

Для решения политической задачи по нейтрализации теперь уже бывшего главы города Сверчкова ему пришлось прибегнуть к помощи силовиков. Угроза возбуждения уголовного дела, арест кого-то из ближнего круга – это инструментарий в процессе взаимоотношений равных по силе конкурентов, а не губернатора и каких-то там полумэров. Кабанов тем самым показал слабость и свою, и всей губернаторской команды.

Да, многих здорово припугнули. Только не Коньковым и Кабановым, а полковниками Лузиным и Булаевым.

Вообще-то, это была подстава двух новых начальников – УМВД и Следственного управления. И где надо этот крючочек уже приколочен к шкафчику. Если называть вещи своими именами, то поспешная операция силовиков 16 марта 2015 года позволила уйти от ответственности действительно крупному коррупционеру, которому предназначалась взятка.

И теперь, когда потребуется, всегда можно достать этот крючочек и подвесить на него любого из них или сразу обоих в контексте вопроса: «Это была просто ошибка или сознательное действие по защите высокопоставленного мздоимца в условиях, когда президент и правительство нацеливают общество и правоохранительные органы на борьбу с коррупцией?».

Кабанов и Сверчкова убрал, и силовиков за одно место подвесил. Но это не сила его, а предвестник грядущих поражений.

Ключевой вопрос любой избирательной кампании – это фандрайзинг. Под ним в данном случае мы понимаем наполнение избирательных фондов: официального, в соответствии с действующим законодательством; серого – ИРО Фонд поддержки ВПП «Единая Россия»; неофициального – черный нал.

Объем последнего, настоящего избирательного фонда в десятки раз превышает объем официального фонда, и это десятки миллионов рублей.

В парадигме сложившихся исторических и социально-политических реалий, неофициальный, черный избирательный фонд – норма жизни. И все его так и воспринимают: еще чуть-чуть и налоги с него платить начнут.

Однако в контексте закона – это чистая уголовщина. И она тем опаснее, что к ней все как бы привыкли. А по форме и сути решаемых с помощью неофициального фонда задач, в его наполнение, хранение и распределение включено относительно большое количество людей, которые могут даже ненавидеть друг друга.

И тут, как нельзя кстати, мы вспомним недавний арест вице-губернатора Челябинской области Николая Сандакова. Он курировал не строительство и не инфраструктурные проекты и ЖКХ, а внутреннюю политику. Занимался выборами и сбором денег на выборы – рутиной, можно сказать.

Арест главного челябинского политтехнолога, этакого местного «Кабанова» – нет, не подтверждает опасности и риски этой работы, они давно известны. Это показывает, что силовики, если захотят включиться во внутрирегиональные политические процессы, могут сделать это эффективно и на любом этапе.

И кто кого на крючок посадил еще вопрос. Должность зама по внутренней политике незавидна в нынешних реалиях. Функционал, задачи, методы и инструментарий, в большинстве своем, находятся в неправовом поле.

Помните, как в захаровском «Том самом Мюнхгаузене»: «Сначала намечались торжества, потом аресты, потом решили совместить…». Это про неудачные выборы.

Вас заинтересует

Популярное

Еще новости