Кому кризис, а кому рост барышей

Занимательная статистика.

Ивановостат опубликовал удивительные данные о финансовых результатах деятельности предприятий Ивановской области в январе–апреле 2015 года (без субъектов малого предпринимательства, банков, страховых и бюджетных организаций).

Сальдированный финансовый результат за четыре месяца года составил 1,342 миллиарда рублей.

Под сальдированным результатом понимается превышение прибыли прибыльных организаций над убытками убыточных в абсолютных цифрах, то есть в рублях. Под прибылью и убытками понимаются чистая прибыль и чистый убыток после уплаты всех обязательных платежей.

Для сравнения, в январе–апреле 2014 года сальдированный финансовый результат составил всего 746 миллионов рублей. То есть рост на 80 процентов!

При этом следует учитывать, что в январе 15-го результат был минус 370 миллионов рублей (в январе 14-го плюс 209 миллионов). Однако рост прибылей в последующие три месяца был настолько сокрушительным, что даже с учетом январского падения, итог получился фантастически, небывало, удивительно хорош.

Что же произошло в условиях кризиса и на фоне панических заявлений даже официальных властей, не говоря уже про разного рода экспертов? Ведь чудес на свете не бывает. Все дело в импортозамещении и дефиците продуктов питания.

Если посмотреть на структуру экономики, то ситуация не просто неоднородная: в разных отраслях движение идет на встречных курсах.

В металлургическом производстве сальдо прибылей снизилось на 90 процентов, убытки выросли в 7 раз.

В производстве транспортных средств и оборудования общий финансовый результат, как и в прошлом году отрицательный, но убытки при этом выросли на 70 процентов.

В производстве и распределении электроэнергии, газа и воды сальдо прибылей снизилось на 33,5 процента, прибыль снизилась на 29 процентов (прибыль прибыльных 786 миллионов, убытки убыточных 130 миллионов рублей).

Зато в розничной торговле сальдированный результат показал рост на 73 процента. Правда, в абсолютных цифрах результат мизерный – 50 миллионов рублей – и на общую ситуацию влияет мало.

Нужно понимать, что крупные торговые центры сами по себе это не розница – это деятельность, связанная со сдачей в аренду помещений. Торговые же точки (типа магазины) – все субъекты малого предпринимательства, которые не входят в отчет. Эту мелкобуржуазную стихию статистика не в состоянии отследить. Хотя, тенденции в малом бизнесе в части розницы, наверное, такие же.

Плюс к этому, так называемые региональные торговые сети, как правило, также являются малым бизнесом, как это ни покажется странным. Просто-напросто почти каждый магазин оформлен на некое ООО, и только вывеска одна на всех (это история, которая требует отдельного разговора). Поэтому ситуацию в розничной торговле у нас на самом деле не знает никто.

Выстрелило сельское хозяйство: сальдированный результат 87 миллионов рублей на фоне того, что в том же периоде прошлого года был минус.

В многострадальном текстильном и швейном производстве произошел рост финансового результата на 250 процентов! Хотя, и убытки выросли на 83 процента.

И самое главное – производство продуктов питания. В прошлом году сальдо было отрицательным, сейчас 233 миллиона рублей. Убыточных предприятий совсем мало: снижение убытков к январю–апрелю 2014 года произошло (внимание) более чем в тысячу раз! Абсолютный размер прибыли при этом сократился на 90 процентов.

Таким образом, положительный финансовый результат в пищевой промышленности объясняется только тем, что с рынка либо полностью ушли неэффективные производители, которые тем самым перестали генерировать убыток, либо все стали получать пусть небольшую, но прибыль.

Значительное снижение прибыли у прибыльных предприятий в сфере производства пищевых продуктов можно объяснить тем, что себестоимость в связи с кризисом, инфляцией и курсом валют выросла, а отпускные цены остались примерно на том же уровне. Так бывает, когда производители в силу определенных причин не перекладывают удорожание производства на потребителя. А вот розничная торговля при этом ни в чем себе не отказывает и попросту жирует, получая товар примерно по тем же ценам, что и год назад, а продавая его по нынешним кризисным ценам.

Здесь мы передаем привет зампреду правительства по экономике Светлане Давлетовой, которая неустанно мониторит цены в магазинах. Результат мониторинга, как правило, один и тот же: рост цен объясняется сложившейся экономической конъюнктурой. Ивановостат же нам говорит прямо противоположное.

Другие интересные цифры. В производстве, передаче и распределении электроэнергии убыточных предприятий нет совсем – абсолютный результат. В производстве, передаче и распределении пара и горячей воды доля убыточных предприятий 65 процентов; в прошлом году их было 58 процентов.

Подводя итог, можно сказать, что стремительный рост сальдированного финансового результата нельзя трактовать однозначно положительно. Очевидно, что сокращение убытков убыточных предприятий в большинстве случаев объясняется сокращением объемов производства и уходом с рынка. С точки зрения капитализма, это правильно: неэффективные погибают. С точки зрения социально ориентированного российского государственного капитализма это, наверное, не совсем правильно.

В любом случае, что с этим делать и как интерпретировать – как положительную или отрицательную тенденцию – пусть думают губернатор, «Единая Россия», Народный фронт и Общественная палата. Как они скажут, так и будем считать.

Вас заинтересует

Читайте также