Бывшие журналисты «Рабочего края» требуют наказать судью, которая ведет их дело

По их мнению, судья вступила в сговор с прокурором, чтобы основательнее подвести события и материалы под решение, о котором они заранее договорились. Скрытая аудиозапись разговоров судьи и прокурора это отчасти подтверждает.

Двое бывших журналистов «Рабочего края» Ольга Смирнова и Михаил Кузьмин обратились во Фрунзенский районный суд города Иванова с иском к муниципальному унитарному предприятию «Редакция газеты «Рабочий край» о незаконном увольнении, восстановлении на работе и так далее.

Уволены были не только они, а вообще почти все сотрудники редакции, включая технических работников. Причина – реформирование газеты и оптимизация расходов на оплату труда. В «Рабочем крае» сейчас трудятся директор и бухгалтер. Фактически издание газеты отдано на аутсорсинг в медиахолдинг Алексея Машкевича «1000инф», который (Машкевич) назначен и главным редактором «Рабочего края».

Бывшие журналисты «РК в принципе ставят под сомнение правомерность структурных, штатных и прочих перемен, полагая, что мэрия и городская дума, как учредители и владельцы, не издавали соответствующих документов. А у директора Романа Иванова не было таких полномочий.

Разобраться в этом, наверное, действительно может только суд, поскольку мэрия и гордума, действительно, как бы самоустранились, и кто реально и в чьих интересах провел реформу «Рабочего края» не очень понятно.

Тут еще важно оценить финансовое состояние тех компаний, которые, по всей видимости, стали выгодоприобретателями от реформы «Рабочего края» – «Частник» и «1000инф». Возможно, таким образом, за счет бюджета покрываются убытки или получается дополнительная прибыль сторонними организациями, не имеющими отношения к муниципальному «Рабочему краю».

Если так, то дело пахнет банальной уголовщиной. Но вряд ли. Насколько известно, правовым обеспечением сделки, пардон, реформы, занимался авторитетный юрист Марк Геллер. Низкий поклон за это Машкевич ему уже отвесил публично.

Ну, да ладно. Пока же, в связи с судебным иском бывших журналистов «РК», образовалась совсем другая коллизия.

Журналисты и их адвокат вели в зале судебного заседания аудиозапись. Это не возбраняется. В ходе заседаний несколько раз объявлялись перерывы, стороны покидали зал. Ну и как в таких случаях бывает: «Мы тут вещи-то оставим? – Конечно». Заодно с вещами оставили и включенные диктофоны.

А ведь предупреждали же всех. Тот же «1000инф» публиковал расшифровку беседы следователя Куйдана со свидетелем по делу бывшего первого заместителя председателя правительства Куликова. Тогда тоже адвокаты вещички в кабинете оставили.

В данном случае в перерыве разговаривают (совещаются) судья Татьяна Сараева, она же заместитель председателя Фрунзенского суда и старший помощник прокурора Фрунзенского района Алевтина Моткова (судя по всему, дочь бывшего заместителя начальника управления МВД РФ по Ивановской области, ныне председателя комитета администрации города Иванова по вопросам правоохранительной деятельности Виталия Моткова).

По смыслу разговора (аудиозапись есть в распоряжении редакции) судья и прокурор договариваются, как им лучше все оформить, какие вопросы и ходатайства заявлять, чтобы более обоснованно выглядело решение, которое они, фактически совместно, уже приняли.

Возможно, так и надо. Ведь прокурор для чего участвует в гражданском процессе? Чтобы обеспечить дополнительный контроль соблюдения законности интересов всех сторон, общества и государства. Профессиональный, квалифицированный прокурор разве посоветует судье чего плохого?

Однако истцам и их адвокату это почему-то не понравилось. Они не стали заниматься такой ерундой, как отвод судьи, а сразу передали все материалы в Квалификационную коллегию судей Ивановской области на предмет привлечения судьи к дисциплинарной ответственности. В жалобе на имя председателя Квалификационной коллегии Евгения Волкова, в частности говорится: «До рассмотрения дела по существу, не заслушав всех лиц, участвующих в деле, судья Сараева Т.В. делает выводы, озвучивает свое решение «о законности процедуры увольнения работников редакции «Рабочий край». Судья Сараева Т.В. в разговоре заведомо формирует и заключение ст. помощника прокурора Мотковой А.В.».

Беседа судьи и прокурора, действительно, была любопытной и, что самое главное, однозначной – без возможности двоякого толкования смысла. В качестве примера приведу несколько выдержек, говорит судья:

«Мы их не привлекали. Мы привлекли администрацию города, как учредителя газеты, и Ивановскую городскую думу. Сейчас она, наверно, скажет что-нибудь. По сути-то. А что ты говоришь, что приказ о выдаче трудовых книжек?..

Меня вот тоже этот вопрос больше всего… Но будет ли это являться основанием для восстановления на работе? Именно в смысле того, что они этот день нарушили, например. Мы же можем, наверное, признать увольнение незаконным и перенести день увольнения? Только из-за этого дня?..

Ты думаешь, они нам нужны? Ну, я не знаю. С учетом того, что мы тех привлекли… вроде, как получается, одной рукой сделали, другой рукой не сделали. Тогда тоже надо. Их мнение тогда тоже послушать, да? Тогда заяви ходатайство хоть что ли, чтобы уж мне не ставить вопрос на обсуждение…

Ивановский городской комитет по управлению имуществом. Да, и если больше доказательств не будет, будем заканчивать, да? Сейчас послушаем всех, что они там представят. И ты попросишь время тогда для заключения…

О согласовании концепции переформатирования газеты и выпуска газеты. Начальник управления общественных связей вот пишет: согласовать проект нового штатного расписания. Слушай-ка, может у нее спросить, почему штатное расписание было согласовано вот именно с Корниловой? Она является каким-то представителем чего? Почему Корнилова? Она начальник управления общественных связей и информации администрации города Иванова. Почему она на всех этих документах – к ней обращаются как человеку, с которым все согласовывают? Надо тогда нам документы, подтверждающие о том, что она курирует…

Сейчас спросим. Что она нам скажет… так для этого. Потому что, в любом случае, когда мы будем писать и о признании законным этого приказа, ну вот и о той процедуре увольнения всяких этих согласований. Это фактически согласование проходило. Мы на это письмо будем ссылаться, говорить о том, что согласование проходило. И это лицо было полномочно проводить эти согласования…

Вот она много говорит и все не по сути (об адвокате – ред.). Вот она вбила себе что-то в голову. И вот она талдычит, талдычит, талдычит об одном и том же, а по сути… ничего. По крайней мере, она сейчас нам разбила то, что она считает по этим нарушениям. И мы  пойдем… ей… тезисно, если чего, как договаривались…».

Вас заинтересует

Читайте также