ИВАНОВОLIVE

Одно из двух: либо картель, либо депутат Буров фармацевтический король

Штаб Навального в Иванове требует от заместителя председателя Ивановской областной думы, лидера фракции «Единой России» Анатолия Бурова невозможного.

Штаб Навального в Иванове и медиахолдинг «Барс», принадлежащий владельцу «Кранэкса» Юрию Токаеву, сообщили о возможном картельном сговоре в сфере государственных закупок лекарственных средств для нужд Ивановской области.

Инициаторы расследования, навальновцы связывают картель с именем подполковника милиции в отставке, заместителя председателя Ивановской областной думы, лидера фракции «Единой России», члена президиума регионального политсовета «Единой России» Анатолия Бурова. Заодно требуют от губернатора Воскресенского, чтобы он прекратил безобразия, а то они подумают, будто он покрывает картель.

Суть претензий к Бурову в следующем. За три последних года несколько ивановских компаний получили в ходе торгов контракты на поставку лекарств и медицинского оборудования для больниц региона на сумму в 400 млн рублей. Снижение цены в ходе торгов было минимальным, участники закупок координировали свои действия, связаны друг с другом, а в конечном итоге контролируются одним человеком – видным ивановским политиком-единороссом Анатолием Буровым. Ну, в общем, картель.

Для понимания масштабов необходимо сделать пояснение. Сумма в 400 млн рублей за три года для областного здравоохранения – это сущие копейки. Рынок госзакупок лекарственных средств и оборудования исчисляется миллиардами рублей в год даже в небогатой Ивановской области.

Утверждение, что Буров создал незаконный картель, плодами которого и пользуется, свидетельствует о фундаментальном непонимании сути картельного сговора и иных соглашений, ограничивающих конкуренцию.

Картельное соглашение или попросту картель подразумевает сговор хозяйствующих субъектов, выступающих конкурентами на том или ином рынке товаров и услуг. Ключевое слово «конкуренты». То есть участниками картельного сговора могут быть только независимые друг от друга компании, конкурирующие за долю рынка и распределяющие доход в пользу своих бенефициаров.

Если компании, работающие на рынке, принадлежат одному и тому же лицу или группе лиц, то картельного сговора нет и не может быть, потому что в таком случае между ними нет конкуренции. Весь доход от всех компаний распределяются в пользу одного контролирующего лица или группы лиц.

Важно понимать, что это не просто теоретическое умозаключение, сделанное на основе классического понимания картельного соглашения. Это прямая норма антимонопольного законодательства Российской Федерации. Закон «О защите конкуренции» в части установления запретов на ограничивающие конкуренцию соглашения (картель и другие) гласит: «Положения настоящей статьи не распространяются на соглашения между хозяйствующими субъектами, входящими в одну группу лиц, если одним из таких хозяйствующих субъектов в отношении другого хозяйствующего субъекта установлен контроль либо если такие хозяйствующие субъекты находятся под контролем одного лица…».

Таким образом, если компании, о которых сообщили навальновцы и «Ивановоньюс», действительно находятся под контролем Бурова, то и картельного сговора нет. А разоблачители именно подконтрольность данных компаний Бурову называют признаком картеля.

Штаб Навального утверждает, что направил заявление в Федеральную антимонопольную службу. По формальным признакам, наверное, в данном случае можно установить факт картельного сговора. И если это будет установлено, то все в руках Бурова. Согласится ли он признать себя бенефициарным владельцем этих компаний или предпочтет сохранить образ депутата, живущего на одну зарплату.

В недавней ивановской истории был случай, когда участники картельного соглашения встали перед аналогичным выбором. Впрочем, возможно, они, как и навальновцы, не понимали, что такое картель. Поэтому по незнанию шли в жесткий отказ: мол, первый раз видим друг друга и никак не связаны между собой. Именно поэтому сразу и получили картельный сговор.

Речь идет о компаниях АО «Дормострой», ООО «Дормострой» и ООО «Техлайн», работающих на рынке дорожного строительства. Компании связывают с семьей Телмана Ферояна. Если бы они сразу признали, что входят в одну группу и управляются из единого центра принятия решений, то дело о картеле было бы закрыто. А так – многомиллионные штрафы.

Никакого картеля Бурова, конечно, не существует. Там все прозрачно, и очевидна связь всех компаний. Есть просто бизнес, который контролирует Буров. Картели работают на другом, более высоком уровне.

Участники возможных картелей на рынке лекарственных средств и медицинского оборудования – крупные группы компаний. Например, это могла бы быть группа Бурова и группа «Р-фарм» Алексея Репика, который дружит с ивановским губернатором Воскресенским. Хотя, их (Бурова и Репика) масштабы, конечно, несопоставимы. А также другие группы компаний.

Работают каждый в своем сегменте рынка по видам товаров и услуг. На чужую территорию не заходят, гарантированно контролируют свою долю рынка – маленькую или большую, но свою.

Вас заинтересует

Популярное

Еще новости