Митрополит при пожаре

Что общего между сгоревшей единоверческой Казанской церковью и сгоревшим зданием УМВД – домом-пулей?

Митрополит Иваново-Вознесенский и Вичугский Иосиф выступил 15 декабря в Успенском кафедральном соборе города Иванова с отчетным докладом на Епархиальном собрании Иваново-Вознесенской епархии. (Что примечательно, в один день с партконференцией «Единой России»: это знак, его только расшифровать надо)

После отчета состоялись выборы членов Епархиального совета и членов Епархиального суда Иваново-Вознесенской епархии.

Доклад Македонова (митрополит Иосиф) довольно велик и труден для чтения. Если кто-то в свое время пытался ознакамливаться с отчетным докладом Брежнева на XXV съезде КПСС, тот поймет.

Однако же есть и очень любопытные вещи. Поражает обилие упоминаний губернатора, мэра, зампреда, федерального инспектора и изрядное участие священнослужителей в рабочих и совещательных органах власти. В общем, прочтите, если сможете, и почерпнете.

Ну а тем, кто не сможет, я расскажу самое главное. Первая цитата:

«Священный Синод Русской Православной Церкви на своем заседании 22 октября сего года отметил: «Считать обоснованной озабоченность усилившимся распространением неоязычества в странах канонической ответственности Московского Патриархата, в том числе в культурной и информационной сфере. Подчеркнуть необходимость более активной работы на общецерковном и епархиальном уровнях с целью опровержения неоязыческих заблуждений».

Для нашего региона эта проблема является также актуальной. На системном уровне неоязычество распространяется, например, в городе Плесе в форме так называемого «мерянского этнофутуризма».

В истекшем году работа по противодействию неоязычникам была начата Епархиальным отделом по взаимоотношениям Церкви и общества: изданы два выпуска полемических брошюр, другие информационные материалы. В связи с проблемой противодействия неоязычеству Епархиальным отделом по взаимоотношениям Церкви и общества проводятся активные консультации с музейным сообществом нашего региона.

Поручаю руководителю данного отдела игумену Виталию (Уткину) и впредь координировать деятельность по преодолению неоязыческих заблуждений на территории Иваново-Вознесенской епархии. Прошу наших священнослужителей, игуменов и игумений монастырей активно участвовать в этой работе».

Наверное, борьба с неоязычеством актуальна для Ивановской митрополии, по крайней мере, для удовлетворения личных амбиций игумена Уткина.

И непременно все самое важное в Плесе! Непонятно только, почему неоязычество угрожает православию именно из Плеса, который так долго и внимательно окормляет один из самых видных православных – Михаил Мень.

Однако про неоязычество это просто для разогрева, чтобы войти в резонанс с Македоновым и Уткиным. Основное блюдо – это сгоревшая единоверческая церковь Казанской иконы Богоматери.

Вторая цитата:

«18 ноября 2015 года в результате пожара сгорел деревянный Казанский единоверческий храм г. Иваново. В 1991 году старообрядческая община во главе с Лаврентием Петровичем Селиным присоединилась к Ивановской епархии Русской Православной Церкви на правах единоверия.

Храм является памятником федерального значения и принадлежит Росимуществу.

В 2010 году в храме была установлена новая пожарно-охранная система.

В 2012 году «Кранэкс», который благотворительно отапливал Казанский храм, поставил Епархиальное управление перед фактом, что он отключил отопление. В итоге система была разморожена, службы в храме были приостановлены.

В 2014–2015 годах за счет средств федерального бюджета в рамках Федеральной целевой программы «Культура России» была осуществлена реставрация внешней части Казанского храма. Это было вызвано крайне плохим состоянием памятника. При производстве внутренних работ охранно-пожарная сигнализация была нарушена.

В 2015 году было заключено охранное обязательство, по которому в качестве пользователя объекта было указано Росимущество.

Еще в марте этого года мы письменно информировали департамент культуры и туризма о некачественно проведенных реставрационных работах, в результате которых старая проводка оказалась под новой обшивкой без дополнительной изоляции. Дефекты так и не были исправлены.

Причины пожара пока не выяснены окончательно.

Мы считаем, что не виноваты в случившемся».

Оказывается, тут еще и «Кранэкс» в виноватых ходит. Только почему систему отопления погубили? Неужели Токаев приказал своим подручным отключить отопление в лютый мороз под вечер, чтобы никто не успел ничего предпринять, то есть слить воду из системы, в результате чего здание пришло в окончательный упадок? (Никому не надо объяснять, как быстро ветшает старое деревянное здание без отопления зимой)

Но главный виновник это, конечно, Росимущество. С тем же успехом его можно было винить в пожаре в здании областного УВД, памятнике конструктивизма, известном еще как Дом-пуля.

Оба этих объекта («пуля» и церковь) находились и остаются в федеральной собственности. Только Росимущество никогда и ничем не управляет. Оно выступает от имени номинального собственника – Российской Федерации – определяя, кто является пользователем имущества.

Росимущество утверждает, что «13.04.2010 года Православной религиозной организацией Иваново-Вознесенская и Кинешемская Епархия Русской Православной Церкви было подписано охранное обязательство № 37/10-227 пользователя объекта культурного наследия федерального значения».

Македонов утверждает, что «В 2015 году было заключено охранное обязательство, по которому в качестве пользователя объекта было указано Росимущество». Он не сообщает точную дату, номер документа и причины, по которым у епархии отобрали церковь (да и как это возможно?!).

У попов на все ответ один: Бог дал, Бог взял. Сгорела – значит, так было угодно. Это есть расшифровка слов «Мы считаем, что не виноваты в случившемся».

Для РПЦ и в широком смысле для верующих памятник культуры – это понятие вне контекста религии и религиозности. Главное это вера, место для обрядов и необходимая утварь и инструментарий. Имущество как таковое значения не имеет.

Деревянную церковь попы извели бы еще 100 лет назад, спас ее гражданский – меценат Бурылин. Возиться с этой старой рухлядью РПЦ уже тогда было не с руки: государство и прихожане дадут денег на что-то новое, красивое, современное и помпезное – более соответствующее духовному и не только значению РПЦ в жизни страны.

В начале 21-го века меценатов не нашлось, вот она и сгорела. В некотором роде это даже справедливо и по-честному.

Вас заинтересует

Читайте также