Кластер не в клозетах, а в головах

Реализация программы создания нового инновационного текстильно-промышленного кластера со строительством комбината синтетического волокна может навсегда отправить Ивановскую область в группу регионов-неудачников без какой-либо надежды на светлое будущее.

26 ноября состоялось общественное обсуждение программы развития инновационного текстильно-промышленного кластера Ивановской области.

Безусловно, событие недели, а по многолетнему административному надрыву и смутным девическим надеждам – так и всего 2015 года, а может и десятилетия (прошлого или будущего, в зависимости от возраста и личных предпочтений).

В программе развития инновационного (инновационного!) текстильно-промышленного кластера смущает всё. И в гораздо большей степени то, чего там нет – то есть источники финансирования; прогноз развития других субъектов Федерации и стран, так или иначе включенных в процессы, описываемые программой; преимущества региона; сравнительный анализ с деградировавшим традиционным текстильно-промышленным кластером в Ивановской области и т. д.

У программы есть ряд несколько сомнительных характеристик и один принципиальный, внутренне присущий ей, то есть неизбывный элемент, который ставит под сомнение весь проект создания кластера.

Прежде всего, вызывает подозрение срок реализации – 10 лет, начиная с 2016 года. Очень похоже на то, что разработчики и инициаторы таким нехитрым образом просто-напросто уходят от какой-либо ответственности.

Впрочем, если учитывать, что идея строительства комбината синтетического волокна теряется где-то в прошлом, то отсыл к 2025 году может быть даже реалистичным. Только нужно понимать, что десять лет – это очень большой срок, в течение которого в современном мире с нуля создаются новые отрасли, возвышаются и гибнут крупные промышленные зоны, включающие  в себя как отдельные регионы, так и целые страны.

Создание кластера как такового задача в принципе неподъемная для субъекта Федерации, и даже вредная. Потому что мы становимся заложниками долгосрочных проектов, которые невозможно увязать с реальным развитием региональной и глобальной экономик. Могут измениться исходные условия, кардинально поменяться конкурентная среда, а у нас долгосрочный инерционный проект, срок реализации которого отнесен на годы вперед.

Текстильно-промышленный кластер в Ивановской области это не просто тупик, это ловушка, из которой выбраться невозможно. Причем спрогнозировать основные риски можно уже сейчас. Они понятны. Почему мне понятны, а умным головам в правительстве и проекте строительства комбината синтетического волокна непонятны? Вопрос интересный и очень важный.

Суть программы развития кластера. В Ивановской области был и есть традиционный текстильно-промышленный кластер, по-прежнему в достаточно большой степени ориентированный на изделия из хлопка.

Изначально и до последнего десятилетия конечным продуктом кластера была ткань. Иваново – текстильная столица, а не текстильно-швейная. Первичное сырье – хлопок, который завозится из стран Средней Азии.

Пока Узбекистан и другие были согласны на роль сырьевого придатка, все было относительно хорошо. Даже не будем вспоминать про Китай.

Когда начались проблемы, то показалось, что камень преткновения это сырье, хлопок. Вот, мол, если бы мы не зависели от привозного сырья, то все было бы хорошо. Есть такая мантра, ну и пусть, не будем ее обсуждать.

Главное, что в силу экономических причин производство ткани становилось все более невыгодным. И постепенно ивановский текстильно-промышленный кластер стал смещаться в сторону швейно-логистического кластера, каковым он сегодня и является.

Мы ушли от первичного сырья в виде хлопка, перейдя на первичное сырье в виде готовой ткани. А конечным изделием кластера стала не ткань, не текстиль, а изделие из ткани. Это, кстати говоря, дает и большую добавочную стоимость, чем предыдущий цикл хлопок–ткань.

Произошло это без программ развития кластера, разработанных в ивановском правительстве – на экономической основе, в условиях жесткой конкуренции, в условиях реального рынка. И кластер адаптировался, то есть довольно сильно видоизменился.

Но, как ни странно, в региональном правительстве этого не просто не замечали, а противились этому, продолжая существовать в парадигме текстильного кластера и первичного сырья в виде хлопка, а теперь ПЭТФ для производства синтетического волокна и ткани.

Бизнес-окружение ивановской бюрократии оказалось среди тех, кто опоздал на поезд, стремительно идущий вперед. Новый торгово-логистическо-швейный кластер был построен без них, они оказались банкротами в прямом и переносном смысле слова. Пока они ткали и пряли, новое поколение (или старое, но более умелое и удачливое) построило новую модель и бизнеса, и кластера – как-то так даже незаметно. А незаметно потому, что на официальном уровне продолжали бубнить про хлопок, про ткань, про наше всё – текстиль.

Так вот, проект строительства комбината синтетического волокна, как ни покажется странным на первый взгляд – это возврат в прошлое, в первичное сырье на уровне хлопка.

Без чиновников и вышедших в тираж неудачливых бизнесменов в Ивановской области выстроена работающая бизнес-модель. Но они хотят вернуться к старой.

Инновационный текстильно-промышленный кластер. Модель предусматривает поставку в регион химического сырья, из которого будет производиться химическое волокно и синтетические ткани. Если убрать отсюда слово «химический», то в чем отличие от кластера, который деградировал и на месте которого ивановский реальный бизнес построил новый кластер?

В чем с экономической точки зрения отличие этиленгликоля и терефталевой кислоты, которые производится где-то там, от хлопка, который производится где-то там?

Обратимся к движущей силе проекта, из-за которой много тумана и кластеров в головах. Началось все при Михаиле Мене. Но он здесь вообще не при чем, он в текстильных кластерах разбирается, как свинья в апельсинах. С первой минуты идея и проект начали реализовываться группой Василия Гущина, в которую входил (входит) тогдашний зампред по экономике, а ныне сам губернатор Павел Коньков.

Это не просто группа, имеющая общие экономические интересы, главное, что это группа, которая проиграла борьбу за рынок, оказалась неконкурентной и неэффективной. Они в прошлом, и они мыслят категориями прошлого, живут воспоминаниями о том, как все работало хорошо. Просто они заменили хлопок на ТФК и этиленгликоль и думают, что это будет работать.

Ключевой момент, который крайне важен в бизнесе и вообще для принятия решений. У этой группы явная аберрация, искажение восприятия действительности по причине фатальных бизнес-провалов. Гущину и Ко нужны дармовые деньги, чтобы реабилитироваться с экономической точки зрения и, что немаловажно, с точки зрения самореализации и конкуренции с теми, кто оказался успешным.

Это страшная психологическая зависимость, которая полностью выводит человека из состояния адекватного восприятия действительности.

Проект строительства комбината синтетического волокна – это дармовые деньги, полученные от ВЭБа, по сути, от государства. Самому ВЭБу сейчас требуется срочная докапитализация за счет государства на сумму не менее триллиона рублей, что отчасти характеризует качество управления банком и качество финансируемых им проектов.

Двадцать миллиардов рублей на строительство комбината, безотносительно того, что из этого получится, решает все экономические, социальные и психологические проблемы группы Василия Гущина.

Василий Евгеньевич, я уверен, совсем неплохой человек, по крайней мере, лучше многих и многих. Но это не профессия. Вот если бы он завел себе блог или сделал хороший сайт для информационной поддержки губернатора Конькова и его правительства, писал бы статьи, редактировал их – это было бы нормально. Он прекрасный публицист, аналитик. Но ему нужно отказаться от этого бизнес-проекта, а точнее – перестать давить на Конькова с реализацией этого проекта, если он хочет сделать что-то полезного для Ивановской области, а не решить свои проблемы за ее счет.

Ивановская область строит планы на десятилетие, словно у других регионов страны и финансово-промышленных групп нет никаких планов и стратегий развития. Мы считаем нефтегазовый сектор, нефтехимическую отрасль и нефтедобывающие регионы своими сырьевыми придатками?

Тренд нефтяников, их основная стратегия – это увеличение глубины переработки сырья. Комбинат по производству ПЭТФ текстильного назначения – находится внутри этого тренда и соответствующих стратегий. И нет никаких сомнений, что они значительно быстрее реализуют свои проекты, чем Ивановская область с ее десятилетней программой.

Производство ПЭТФ – это не текстильный кластер, это химический кластер. А понимание  преимуществ кластера, где у тебя и сырье, и готовое изделие есть у любого менеджера среднего звена в ХМАО, Татарстане, Башкирии и проч.

Что сейчас размещено в ивановских ткацких фабриках, наверное, никому не надо напоминать? Если уж строить комбинат синтетического волокна, то сразу с прицелом на то, как там можно будет разместить торгово-развлекательный центр, спортзал и олимпийский бассейн.

Такой комбинат задаст административный тренд на неэффективную, вне экономических резонов поддержку отдельных предприятий, которые будут выживать вне рыночной атмосферы.

Да, кстати, еще что смущает. Помимо собственно комбината, второе ключевое звено – это технопарк, то есть собственные научные и технологические разработки и производство. Реально существующая коммерческая основа этого будущего парка – ООО «Инжиниринговый центр «Новые текстильные технологии и машины», который принадлежит однокласснику губернатора, ивановскому мэру Алексею Хохлову. То есть там все собираются.

Рыночная трансформация традиционного текстильного кластера вопреки усилиям региональной власти лишний раз доказывает реальные возможности бизнеса. Строительство комбината синтетического волокна – это для Ивановской области возврат в прошлое, это ограничение возможностей для настоящего бизнеса, сужение пространства для маневра и развития других отраслей. И комбинат не решает ни одной задачи, кроме упоминавшихся личных интересов группы директоров и чиновников из прошлого.

Следовало бы отказаться от реализации этого глобального проекта, сосредоточив усилия на административной поддержке конкретных бизнес-проектов и создании условий ведения бизнеса, с чем по-прежнему существуют большие проблемы.

Новый инновационный текстильно-промышленный кластер – это не якорный инвестор, это ярмо на шее у всей области.

Вас заинтересует

Читайте также