Выборы губернатора в Ивановской области проводились на криминальные деньги

Бывший первый заместитель председателя правительства Ивановской области Андрей Кабанов, вполне возможно, не брал взяток. Но тем хуже для губернатора Конькова.

Портал «1000инф» опубликовал текстовую часть протоколов допросов (удалены с сайта) председателя комитета Ивановской области по лесному хозяйству Александра Жукова (официально не уволен, находится под домашним арестом) и бывшего первого заместителя председателя правительства Ивановской области, отвечавшего за внутреннюю политику Андрея Кабанова (уволен губернатором 7 августа, находится под домашним арестом).

Разумеется, редакция портала не комментирует, как к ним попали документы, равно как и информацию, которая в них содержится.

Исходя из преамбулы публикации, очевидно, что это копии не самих протоколов, а текстовой части, то есть без шапки и подписей, но их подлинность сомнений не вызывает.

Человек, отвечающий в правительстве региона за внутреннюю политику, это фактически номенклатура администрации президента, второй человек в губернии. Обо всех не только подозрениях, но и следственных действиях, связанных с ним как со свидетелем, должны быть проинформированы губернатор и администрация президента (АП).

Вот для этого, судя по всему, копии документов и предназначались, чтобы получить отмашку на дальнейшую работу или ответить на недоуменные вопросы или предотвратить возможное противодействие. И где-то между этими двумя адресами произошла утечка. Видимо, сознательная, но совсем не факт, что полезная для всех участников событий (для губернатора так просто кирдык).

Там много слов, но важного не очень много, зато очень важного.

Андрей Кабанов утверждает, что никакого преступного сговора с Жуковым на некое покровительство и получение денег за это у него не было. Кабанов в принципе ставит под сомнение все показания Жукова в части мотивов, касающихся именно его, Кабанова.

При этом бывший куратор внутренней политики удивительно легко соглашается с тем, что получил от Жукова 8 миллионов рублей. Не под давлением неопровержимых улик, показаний свидетелей, оговоров и так далее – говорит об этом, как о само собой разумеющемся факте.

Таким образом, очевидно, что кроме показаний Жукова (которые Кабанов и его адвокат Травин считают оговором) существуют и другие, фактические, доказательства получения денег от Жукова, с которыми Кабанов даже не спорит.

Что это за доказательства?

Кабанов напоминает, что в сентябре 2014 года состоялись выборы губернатора. На избирательную кампанию собирались деньги, в том числе, в неофициальный фонд. Традиционно, представителям бизнеса предлагается в добровольном порядке сделать пожертвования. Полученные 8 миллионов рублей от Жукова это, мол, и есть средства в теневой избирательный фонд Конькова от представителей лесной отрасли.

В контексте политических событий прошлого года и должности Кабанова, я склонен в данном случае доверять его словам, что это была не взятка, а взносы на выборы. Хотя, это и не отменяет криминальный характер денег, собранных Жуковым.

Расходование средств из теневого избирательного фонда подразумевает ведение черной бухгалтерии – без этого просто невозможно. Как правило, это электронные таблицы. К ней имеет доступ ограниченный круг лиц, но это и не один человек. Расходы большие, число получателей может составлять десятки.

Также, у казначея (им был Кабанов, об этом он сам говорит) должен быть и отдельный перечень «добровольных жертвователей». Что-то типа амбарной книги, куда собственноручно вносятся записи о поступлениях средств. Это уже совсем частный документ.

Судя по всему, в ходе обысков у Кабанова следователи обнаружили черную бухгалтерию или список жертвователей, который он вел, а может, то и другое. Поэтому Кабанов в данной части ничего не оспаривает.

Однако же есть нюанс. На 8 миллионов рублей выборы губернатора не проводятся. (Официальный избирательный фонд обычно намного меньше неофициального)

Например, работа группы технологов, которые трудились на Конькова в течение полугода перед выборами, с учетом комиссионных агентству, которое их прислало и отката человеку, который их сюда завел, могло стоить порядка 50 миллионов рублей, – разумеется, неофициальных.

Агентство, которое работало в Иванове на Конькова, получает заказы такого уровня через администрацию президента, то есть ценник соответствующий. Собственно, на выборах глав субъектов основному кандидату группу технологов всегда согласовывают в АП.

Плюс организационные и имиджевые мероприятия, финансирование кандидатов-спойлеров и так далее. В общем, в списке Кабанова не могло быть 8 миллионов – 80 миллионов, наверное, да.

Другое дело, что 8 миллионов – криминальные. И это большой прокол Кабанова, если, конечно, не считать, что к его рукам что-то прилипло, а теневой избирательный фонд он использовал, как прикрытие. Хотя, и в этом случае все равно прокол.

Понятно, что, например, Златкин, Власов, Игнатьев, Яблоков и многие другие не использовали никаких криминальных схем: просто открыли сейф, взяли требуемую сумму и отдали на выборы. В крайнем случае, дали команду своим людям обналичить определенную сумму с нейтрального счета и отнести, куда надо.

Все просто, банально и чисто. Зачем было сюда подмешивать лесную мафию?

В связи с информацией, которой поделились с общественностью неназванные добрые и услужливые люди, у нас возникает принципиально иная ситуация.

Если в тех фактических доказательствах, которые, судя по всему, обнаружили следователи и оперативники, и с которыми соглашается сам Кабанов, есть сведениях только о лесных 8 миллионах, то с Андреем Юрьевичем все ясно. Это однозначно взятка в особо крупном размере, и он не отвертится.

Однако если там есть хотя бы один не криминальный рубль от кого-то еще, то взятки нет – есть формирование избирательного фонда кандидата в губернаторы Ивановской области Павла Конькова. Пусть это несколько шокирует неискушенную часть общественности, но так жизнь устроена в России.

И все-таки судьба Кабанова – второй план. Взятка это или добровольные пожертвования в избирательный фонд, следователи разберутся. Но уже сейчас складывается определенная картинка: избирательный фонд губернатора Конькова формировался за счет криминальных денег.

Добровольные пожертвования на выборы – это норма. Вымогательство, создание преступных схем, в результате которых частично формировался фонд губернатора – это уже серьезный потенциал к выражению недоверия президентом.

Причем, криминальный характер этих 8 миллионов сомнению не подлежит, а Кабанов прямо заявляет, что эти деньги пошли на выборы Конькова. Знал или не знал, в такой ситуации уже значения не имеет.

Некая легкость с которой добыты доказательства и получено добро на арест первого зампреда, отвечающего за политику, наводит на мысль, что есть некая фигура или группа лиц, которые заинтересованы в замене губернатора. Не те, кому просто не люб Коньков и его окружение, а те, кто могут на самом высоком уровне предложить кандидатуру нового губернатора.

Не простым совпадением было задержание и арест Кабанова и громкие отставки, затеянные Коньковым, в один и тот же день. Губернатор пытался одной информационной бомбой слегка загасить другую и отделить себя от криминала.

Судьба Павла Конькова сейчас зависит от того, будет или нет на федеральном уровне развиваться тема финансирования его предвыборной кампании из криминальных денег. Тут мы и увидим, насколько сильны его реальные оппоненты, и на что они рассчитывают.

Новости партнеров
Вас заинтересует
Популярное
Еще новости